Работа с немцами


Аня Майборода: «В нашем пикриновом цехе работали все штрафники. Готовые болванки заворачивали в бумагу. После работы волосы желтые. Слезы текут, насморк не удержать. Начнешь умываться, вода красная, как кровь».

Валентина Лебедева: «Три дня и я работала в том цехе. Не помню, за что наказали. Чувствую — погибаю. Я была худенькая. Сорок три килограмма весила. Подходит ма­стер Отто, старичок. Говорит: «Кляйне Валентина, по­шли». Дал работу полегче. На тележке подвозила мыло рабочим, цех подметала. Подойдет Отто: «Сядь, кляйне Валя, посиди».

Маргарита Пищик: «Ходили на работу в своем, пока не изорвались. И тут выход нашли. Из дерюжных мешков юбки себе шили. Отдельным счастливчикам перепадала одежда умерших иностранцев. Разрешали перешивать, потом высчитывали. Это стоило нескольких месячных зарплат».

Александра Евдокимова: «Не помню. Хоть убей, ниче­го не помню…»

Улица Косвига — цветники. В палисадниках — бархат­ные крупные розы. Цветики в каждом окне, на каждом углу. Осенние хризантемы в витринах больших магазинов и крохотных лавчонок. И деревья, к которым уже при­коснулась художница-осень, тоже напоминают загадоч­ные цветы. Ласковое солнце отражается на каштанах и березках, красочных домиках под багряной черепицей, на лицах прохожих. Косвиг — хранитель тишины. На ули­цах почти не замечаешь машин, они ездят «шепотом». И люди ходят как-то по-особенному — легко и тихо. Разговаривают даже в самых людных местах едва слыш­но, чтобы не спугнуть тишину. И лишь дрозды веселым пересвистом нарушают это правило. Да еще гости, не­формальная делегация. Косвигцы уже знают о них из газетных статей. Приветствуют на улицах, из раскрытых окон своих домов, задаривая цветами и улыбками. Этих людей не спутать с горожанами, одетыми скромно, по- деловому. На женщинах яркие платья. Чересчур звонко стучат каблучки их туфель. Не скрывают эмоций, громко обмениваются впечатлениями. На всю улицу звучит голос Анны Сергеевны: «Ой, девочки, сколько цветов! Люблю их, как доктор Фауст баварское пиво…»

Они заходят подряд во все магазины. Интересуются, как поставлена торговля у немцев. При входе встречают любезные продавщицы: «Битте! Битте!» Здесь, будто у хорошего коробейника, все товары на виду.