Приход освободителей


Как-то я увидела у нее швейную машину «Зингер», сказала, что и у мамы моей такая же. Она очень удиви­лась, начала расспрашивать, где я живу, видела ли я трам­вай. Тут я ей приврала, расписала и город свой не хуже столичного, и дом, и быт, чем крайне удивила ее. И зачем ходила я к ней, к этой надменной невежде?

Пример жадности: зарезали они с сестрой большую свинью, я так старалась в тот день, работы было много, в «награду» дала мне малюсенькую чашечку постного буль­она и велела пить тайком, чтобы не видела ее сестра.

Перед тем как бежали они за Эльбу, я зашла к ним. Стоял ящик большой с салом и два мешка желтого сахара. Ничего не предложили мне. Сказала: «Мы так боимся русских, говорят, они всех убивают, насилуют, они — зве­ри». Я им ответила: «Кому вы нужны».

Хорошим запомнился последний шеф лагеря, который был после фрау Вольман и Гильды. Очевидно, в душе он был коммунистом. Оставался с нами до дня освобож­дения. И когда пришли наши, мы просили солдат не де­лать ему зла. Был он пожилой, вежливый, сердобольный, понимал нас.

После взрыва, перед приходом освободителей, нам велели собраться, дали еды больше обычного, выстроили и куда-то повели под охраной ополченцев, которые ра­ботали с нами на заводе.

Когда мы проходили по лесной дороге, один из нем­цев сказал Варе Большой, чтобы мы убегали и спрятались в лесу, иначе живы не останемся. Так мы и сделали.

Охранники притворились, что ничего не видят, а мы поочередно разбежались по лесу, Начался дождь. Про­мокли. Вечерело. Кто-то вскарабкался на вышку, глянул, а лес кончается. Рядом деревня. Решаем пойти к ней, где-то на ночь укрыться в сарае.

Жители села подсказали, что все русские уже верну­лись в лагерь. Пошли и мы. Мокрые вернулись, ноги натерли до крови, было уже темно. Видим, на проходной наш лагершеф, прикладывает руку к сердцу, улыбается и кланяется до земли, давая понять, что очень рад нашему возвращению. Говорили, что вели нас на расстрел.

Шеф лагеря почему-то был заинтересован в том, что­бы организовать хор. Организовал. Пела и я в нем.

Как-то под Новый год достали ребята где-то красивые театральные костюмы, нарядились, загримировались, от­влекли полицаев и через проволоку пробрались в наш лагерь с тем, чтобы поздравить нас с наступающим празд­ником.