Поведение восточных рабочих


С изумлением перечитала я дважды «Уведомление о штрафе за номером 437». Какое варварство, какая дикость!

«Вы обвиняетесь в том, что посетили предназначен­ное для немцев вечернее представление в здешнем кинотеатре. Кроме того, вы не имели при себе никакого пропуска и знака «OST». Поэтому для вас установлен штраф на основании параграфов четвертого и шестого предписания о поведении восточных рабочих. Штраф вы должны уплатить в здешнюю городскую кассу в тече­ние недели. При неуплате — арест. На «Уведомлении» пометка: «С восточного рабочего Франца Кайдановича получено 30 (тридцать) марок». Почти месячная его зарплата.

А из одного документа выплыл изумительный факт. В лагере однажды даже танцевали. И как ни странно, в день траура, памяти жертв войны. Может, и этот мате­риал как-то ляжет в будущую книгу. Это реляция поли­цейского Зобмана «О непонятном поведении восточных рабочих». Вот что он сочинил для городского гестапо:

«В День памяти героев старший мастер Р. вывел восточных рабочих на экскурсию. Взяли с собой музы­кальные инструменты. После возвращения, перед входом в лагерь, он заставил музыкантов играть «Капелку». А восточные работницы ни с того ни с сего начали танцевать. Я напомнил старшему, что сегодня День па­мяти героев, потребовал прекратить игру и пляски. А он махнул рукой, что за все ответит сам. Прошу обсле­довать этот случай».

Сложно подбирать краски для ВАСАГа. Но ни от одной нельзя отказываться. Чтобы портрет его был правдивым.

И предположить не могла, что простой заводской архивариус в состоянии обнаружить в себе столько раз­ных профессий! Вдруг почувствовала себя немножко режиссером. А что ж вы думали? Поднялся необыкно­венный занавес прошлого, и действующие лица высту­пают своеобразными героями истории. Я должна внут­ренним взором прочесть их монологи-исповеди, помочь им с предельной искренностью раскрыть себя. Ну а следственное чутье? В дебрях бумаг, где судьбы люд­ские, сумей раскопать характеры, определить смысл по­ступков, их истоки, а порой немыслимую взаимосвязь. Нужна здесь, пожалуй, и дирижерская палочка. Чтоб наши замыслы прозвучали музыкой, необходим четкий контакт со всем оркестром. Вот письмо, прямо от поч­тальона. Писатели сообщают радостную весть. Отозва­лось десять бывших узников ВАСАГа. Живы-здоровы, принимают наше приглашение. Думаю о билетах, о ме­стах в гостинице, о программе пребывания. Сотни раз­ных вопросов. Вот вам и дирижер…