Подвалы гестапо


Тут внезапно в комнату вбе­жал какой-то человек и, оттесненный к двери, шепотом сообщил, что работавшие в помещениях уборщицы, а также другие присутствующие в зале люди слышали громкие крики. Он попросил заканчивать допрос. В 9 ча­сов тридцать минут вечера гестаповцы прекратили свою злую потеху. Мне перевязали полотенцем кровоточа­щие раны на голове, обернули разбитый затылок шар­фом, приказали сесть лицом к стене на табурет, при­грозив, что, если я обернусь, они немедленно будут стрелять. Два гестаповца направили на меня револьверы. Разумеется, я обернулся, чтобы увидеть, что эти парни намерены делать со мной дальше. Но больше ничего не произошло. Из столовой вызвали официанта, который принес им поесть и выпить. Сам он смотрел на меня с горьким состраданием. Затем меня спустили на лифте в подвал и заперли там в тюремную камеру…»

Гестаповские изуверы были потрясены. Испытанные меры допросов не давали результата. Нечего было докладывать фюреру. И тогда в подвалы гестапо спу­стился сам Герман Геринг. Он увидел изуродованное лицо Тельмана и с напускным удивлением спросил: «Что с вами случилось?» И тут наш Тедди был предельно смел: «Меня избила ваша банда убийц!»

Да, и Геринг был положен на обе лопатки. Все его пустословие, уловки, фальшивые любезности тут же вылетели в трубу. Испугавшись огласки, он распорядился упрятать Тельмана за толстые стены Моабита. Тем не менее почти весь мир и очень многие люди в Германии узнали о драме Тельмана, разыгравшейся в управлении гестапо. Распространился слух: «Тельман убит!» Гитле­ровцы, еще помнившие суд над Димитровым, допустили в тюрьму представителей некоторых делегаций, иност­ранных журналистов и юристов с мировым именем.

А тем временем наращивала обороты жестокая ма­шина уничтожения. Тельману предъявляется обвинение на двести шестидесяти страницах! Готовятся суд и рас­права. Готовится и Тельман. Намеревается выступить на суде не как защищающийся, а как обвинитель. Быв­ший портовый рабочий из Гамбурга, не кончавший гим­назий и университетов, мог по своим убеждениям, по таланту, по опыту врожденного лидера разоблачить и пригвоздить к позорному столбу весь этот фашистский сброд. Уже более тысячи журналистов со всего мира запросили пропуск на его процесс. За рубежом был создан Комитет защиты Тельмана, в который вошли крупнейшие деятели мировой культуры, высшие служи­тели церкви.