Подпольные группировки


По дороге встречали парней и девушек, нас успокаива­ли, что успеем к ужину. Рассказывали, что есть сообщение об окончании войны. Здесь кое-где сохранились группи­ровки, их выбивают. Тайком пишу на привале, на лугу. Девушки спят на сырой земле. Писать неудобно, и руки грязные. Проезжая мимо одной деревни, мы встретили Дусю Коновалову, Тоню Мазуренко, жену коменданта Косвига. Майор Зюзин и Тоня переезжают в другой город. В этой деревне остановились ночевать, достали продук­тов. Вечером боялись, чтоб нас не догнали. Спали очень хорошо.

Утром знакомый солдат из комендатуры сообщил, что проезжали четыре бойца. Спрашивали нас. Он им соврал, что мы уехали дальше. Интересно мне, кто был четвертый. Не доехали до Котбуса километров 8, село все было занято военными. Но Варя нашла квартиру. Мы все вымылись и постирались.

Решили двигаться позже, когда соберутся обозы. Но сказали, что сегодня выходной, и мы снова остались на ночь. Девочки писали письма знакомым. Маня ужасно переживала. Варя даже подумала ехать на аэро­дром. И поехала, но не попала на рейс. Вечером ходили гулять по деревне. Варя дурачилась, и мы смея­лись до боли в животе. Поздно улеглись спать.

Выехали утром в 10. До Котбуса 8 километров. Нам сказали, что там надо пройти комиссию. Что это? Никто не знает. Вот мы и не спешили. На привале Ми­новна чудачила, ехали всю дорогу весело. Вот незаметно и город. Остановились узнать, где комендатура. Решили явиться туда, где уже были. Зарегистрировались и ждали, пока определят на квартиру. Хотели нас разместить в казарме, мы отказались. Остались во дворе. Тогда выделили комнату на 11 человек в большом подвале, где мы и расположились.

Получила карточки на еду. Нам на 9 человек — две буханки хлеба. Два раза суп. Посоветовали писать письма. Все принялись за дело, но не было желания писать в неизвестность. Дуся написала письмо знакомым ребятам из Косвига—Ване и Коле. Я с Маней ходила гулять, девочки шили весь день. По городу репатрианты ходят все наряженные. Трудно различить, кто они — рус­ские или немцы. Вечером Надя взяла письма и сообщила, что сегодня нам будет кино. Все с большой охотой смотрели «Ленин в Октябре». Видела дома, но вновь смотрела с большим удовольствием.

Спали долго. Весь день шила, ходила на меди­цинскую проверку. Вечером обещали кино, но его не было.