Побег из фашистской Германии


Отец считался в деревне хорошим хозяином. Любил землю и трудился на ней во всю силу.

Но случилось так, что мы остались без дома, без ни­чего. Выезжая в двадцатые годы на Херсонщину, отец все продал, а возвращаясь, все бросили. Некому было продавать. В Острове теперь на нас смотрели, как на нищих. И снова потащил нас отец в Херсонский край. Только уже не в прежнее селение, а в совхоз на сезонную работу. Старшая сестра Фаня с нами не поехала. За время переезда умерли меньшая сестра Мария и брат Николай. Осталось нас три сестры. Все мы работали в совхозе: я собирала колоски, старшие сестры находились на других посильных работах, отец и мать — на уборке урожая.

Жили в Куренях, спали вместе, семьями. Питались на

общей кухне. Запомнилось, что на полдник давали мало­сольные огурцы с натуральным медом, чему мы, дети, а нас было много в этом совхозе, радовались.

Окончились сезонные работы, и куда деваться: ни кола, ни двора. И отец решает ехать на Сумщину в город Шостку. Посоветовали люди.

Сразу не прописывали нас. Кое-как пережили зиму, а весной отец пошел пасти коров, старшие сестры — внаймы. А я — в школу, во второй класс. Вот вам детство на колесах.

Всего натерпелись: голода, холода, унижений. Мы с сестрой Пашей были даже нищими, просили хлеба. До сих пор помню, в какие дома заходили…

В 1935 году у нас прибавилась семья: родился брат Владимир. Заболел отец — ревматизм. Пасти стадо коров мне приходилось часто одной. Не раз плакала, а больше всего, когда пошла в школу и одноклассники-мальчишки дразнили «пастушкой».

Семь классов закончила в 1941 году в одной из школ Шосткинского района. До пятого класса я дружи­ла с Леной Нанай. Мы часто у них дома делали уроки, мама у Лены добрая. Она всегда приглашала меня обе­дать. Отец Лены работал на заводе слесарем, прослыл стахановцем. У них тоже большая семья — семь человек. Миша, брат Лены, служил моряком на Дальнем Востоке. Присылал фотографии. Лена гордилась своим братом. Вся их семья была для меня примером. У них никто не тратил попусту время.

С пятого класса наша дружба с Леной не то чтобы порвалась, а просто я перестала бывать у них, так как мы учились во вторую смену, а жить наша семья переехала на другую улицу, далековато от Лены.