Освобождение политзаключенных из тюрьмы


Через некоторое время, вернее, в начале мая, пришел приказ: коменданту Зюзину выехать в Мюгельн для организации новой комендатуры.

Я собралась уезжать на Родину, сказала об этом ко­менданту, но он попросил еще немного поработать у него. Так мы поехали на новое место. День Победы стал днем нашей свадьбы с комендантом майором Зюзиным Анато­лием Кузьмичом.

В начале июля к нам в Мюгельн прилетали летчики за трофейными самолетами. Увидела их и сердце за­шлось: мне так хотелось домой!

Я сказала мужу: «Нельзя ли с этими летчиками слетать домой?» Ему дали отпуск на четыре дня, а мне на две не­дели. Мы полетели сначала в Клин, а на другой день в двухместном самолете втроем (летчик, я и муж) вылетели в Пироговку. Случилась вынужденная посадка в Брянской области. Мы оказались в поле возле какого-то села. Люди жили в землянках, одни женщины и дети. Всех мужчин и даже мальчиков-подростков фашисты убили, дома со­жгли. Люди были раздеты и разуты. Партизанское село. Какие замечательные люди!

Утром помогли нам взлететь. Мы поблагодарили кре­стьян, оставили им денег. Прилетели в Пироговку. Сели на околице. Не предполагали даже, сколько горя меня ждет. Папу расстреляли гестаповцы. Тетя, дядя, бабушка и мама погибли в одночасье. Дом наш сожгли. Моя сестра с тетей жили в Пироговке, в будке, построенной после освобождения.

Муж срочно улетел обратно. Звал меня с собой. А я не могла улететь, не побывав на могилах родителей. Оста­лась.

На другой день должны были прибыть наши вещи, оставленные в Клину. Не дождавшись, я сама выехала в Клин, но вещи уже были переданы в Москву. Началась тягостная кутерьма.

Вызвал меня генерал Затевахин: «Кто вы такая? Я вас не знаю. Это вещи майора Зюзина».— «Это вещи мои, я Тоня Мазуренко. Пусть подтвердят комэскадрильи Фе­досеев, все ваши офицеры».

И тут меня осенило: да, действительно, кто я такая?

Ведь мы с Зюзиным еще не зарегистрированы. «Вас надо проверить»,— вновь громыхнул генерал.— «Надо, так проверяйте, а вещи тут при чем?»

Канитель продолжалась несколько месяцев.

И вот я в Москве, в чем стою, без денег, одна среди чужих людей. Чувствую, у меня будет ребенок. А я даже не знаю адреса мужа, где он сейчас.

Что делать? Пошла в приемную Калинина. Направили с письмом в прокуратуру. Там разобрались. Прокурор полковник Лисанов предложил Затевахину вещи вернуть. Приехала туда, пыталась поговорить, но мне вновь отка­зали…