Лагеря для военнопленных


Чем больше налетов совершалось на Эссен, тем хуже становились условия. 28 июля 1944 г. я сообщил своему начальству:

«Больничный барак Рабенхорст находится до того в плохом состоянии, что не может быть вообще речи о каком-то больничном бараке. Дождь проникает везде и всюду. Размещение больных поэтому не представляется возможным. Это пагубно отражается на использовании ра­бочих, так как больных невозможно вылечить».

В конце 1943 или начале 1944 г.— точную дату теперь не помню — я получил разрешение посетить 1 мая лагеря для военнопленных. Мое инспектирование показало, что условия содержания в этих лагерях были еще хуже, чем те, которые я застал в лагерях для восточных рабочих в 1942 г. Медицинские предметы первой необходимости поч­ти отсутствовали. Я пытался изменить эти невозможные условия, связавшись с соответствующими военными орга­нами, обязанностью которых являлось медицинское обслу­живание военнопленных. Мои неоднократные усилия были безуспешными. После того как я в течение двух недель постоянно являлся в военные органы, я получил в общей сложности 100 таблеток аспирина более чем для 3 тыс. военнопленных.

Лагерь для французских военнопленных на Ноггератштрассе был разрушен во время воздушного налета, и военнопленных разместили почти на полгода в собачьих конурах, писсуарах и старых печах-духовках. Собачьи конуры имели 1 м высоты, 3 м длины и 2 м ширины. В каждой из конур спало 5 человек. Военнопленные долж­ны были вползать в эти собачьи конуры на четвереньках. Столов, стульев и шкафов в этом лагере не имелось. Не хватало также одеял. Воды не было во всем лагере. Имевшие место врачебные осмотры должны были прово­диться под открытым небом. Об этих условиях много было сообщено в отчете д-ра Штиннесбека от 12 июня 1944 г., где он говорит:

«…В лагере содержится еще 315 пленных. Из них 170 живут не в бараках, а в шлюзообразном сооружении на железнодорожном участке Эссен — Мюльгейм в напра­влении Груннертштрассе. Это шлюзообразное сооружение сырое и не приспособлено для продолжительного пребы­вания там людей. Остальные военнопленные размещены на 10 предприятиях крупиовских заводов. Врачебное обслу­живание их осуществляет французский военный врач, ко­торый много хлопочет об обеспечении своих земляков. К несению санитарной службы привлекаются также боль­ные с заводов Круппа. Эта служба выполняется вне лагеря в нужнике сгоревшего хозяйства. В бывших писсуарах помещаются постели 4 французских санитаров. В распо­ряжении больных имеются две расположенные друг над другом деревянные кровати. Лечение производится в основном под открытым небом. В дождливую погоду врачебные приемы происходят в вышеназванном тесном помещении.