Кучка недо­битых фашистов


Я тоже была ранена, голову разбило. На меня упали ящики, стали пылать. На мое счастье, я не сгорела. Лежа под ящиками, я поняла, что ранена. Я не кричала, на помощь не звала, приготовилась умереть. Вдруг кто-то стал ящики разбрасывать. Было так темно, что я не ви­дела, кто меня хочет спасти. Меня вынесли на улицу. Это был француз Эмиль. Он говорил однажды, что я на его сестру похожа. Он отнес меня в медпункт. Врач стал всех осматривать. Легкораненых отправили в лагерь, а кто посильней — в Цербет, в больницу. И меня туда. Там сделали операцию, промыли, зашили кожу на голове. Лежала месяц. Остригли, плакала я очень. Вернулась из больницы и опять пошла на работу.

Ночью перестрелка была. Всех загнали в бомбоубе­жище. Я и Рита Пищик остались в комнате, все остальные до утра сидели в бомбоубежище. На зорьке кто-то стукнул в окно. Слышу крики: «Нас освободили!» Мы все радовались, кричали «ура!».

Я на велосипед — ив деревню. Велосипед дала мне немка, с которой я работала. Вдруг меня окликнул солдат. Выяснилось — это земляк, даже сосед, дома вместе по улицам бегали. Это был Миша. Он мне сказал: «Здесь со мной Василий Настюха, мы с ним в одном классе учились. Не в вашем ли лагере его сестра Мария Настюха?» Я ответила: «Мария у нас». Вечером брат и сестра встретились в лагере. Эту трогательную встречу я запомнила на всю жизнь. Еще одна девушка в той же части нашла дядю.

Часть на другой день уехала, и забрали нас — трех девушек с собой, но мы с ними много не проехали. Им приказ в наступление. Где-то оказалась кучка еще недо­битых фашистов. Комбат запретил нас с собой брать. Запрягли нам пару лошадей, и мы втроем уехали в свет божий. Куда ехали, и сами не знали. День еще туда- сюда, а ночь подходит — это что-то ужасное. Но все же доехали на сборный пункт, здесь выписывали нам пропуска. Людей туча, очередь движется медленно. Но нам повезло: встретили знакомого солдата. Мы этому парню помогли бежать. Он был в концлагере, их куда-то перегоняли, а мы стояли, смотрели, он шел последним, за ними следили слабо, говорим ему: «Беги в кусты». Он прыгнул. Пошла одна из девушек в лагерь, принесла рабочий костюм. Он переоделся, и мы спря­тали его в нашей комнате. Он пролежал там немного, и нас освободили. Этот парень ушел со всеми парнями в армию. И мы с ним встретились потом. Он нам помог пропуска взять, продуктами помог, и поехали мы дальше. Ехали до Лиды, там был пересыльный пункт. Отдохнули ночь. Наутро слышим выстрелы, крики, мы выскочили, кричат все: «Победа!» Что было, солдаты плачут, це­луются. И стали мы дальше ехать уже организованно. Мужчину дали возчиком. Какие вещи у кого были, поло­жили на подводу, а сами пешком…