Комендант Косвига


«Просим вас, заходите! Музей интересует?» Был он молод, вихраст. Одет по-сельски просто. Чуть прихрамы­вал. Но его добродушие, искренность покоряли мгновен­но. Чувствовался врожденный педагог. С упоением рас­сказал он нам чуть ли не о каждом шаге великого педагога в его любимой Богданке. Естественным продолжением музея был класс, полный ребятни. На столе лежал знаме­нитый учебник Ушинского «Детский мир», раскрытый на главе «О человеке». Глава начиналась так: «Я человек, хотя еще и маленький…» Дети старательно решали зада­чи. И так увлеченно, что вначале и не обратили внимания на вошедших. Но кашлянул учитель, и малыши встали. Но не испуганно. Смотрели с интересом.

«Здравствуйте, хлопчики и девчата! Садитесь. Видим, с математикой у вас лады. Умеете ли народные песни петь?»

В классе различные гербарии, самодельные игры, шашки, шахматы, книги сказок. Класс — детский мир, как того и хотел Ушинский.

От Богданки до Пироговки — рукой подать. Догоняли нас ребячьи голоса. В огородном братстве красовался весельчак-гарбуз. Вспомнился и Маргаритин огород, ее пристанище, духовный якорь. Лишь песни не хватает на том огороде. Убила война…

Часть большака, вьющегося через Пироговку, имену­ется улицей Ленина. Возле дома 72 — черная гора угля. Рядом с ней пожилой загорелый крепыш без устали машет лопатой.

«Вы — Зюзин, бывший комендант Косвига?» Улыбчи­вый седой Геркулес отбрасывает лопату, утирает пот, разводит руки, словно пытаясь заключить в объятия. «Наконец-то… Наконец-то… — дважды повторяет он.— Тоня! Тоня! Глянь, кто приехал…»

Из буйного огорода выходит дородная женщина, точ­но из той ребячьей песни: «Обизвалась жовта дыня Гарбузова господыня…» Только была она не желтой, а с хорошим майским загаром. Тоня Мазуренко. Антонина Григорьевна, одна из узниц Косвига.

«Что стоишь, Анатолий Кузьмич? Веди гостей в горни­цу. Я картошки сварю!..»

В прохладной гостиной, между двумя окнами, от по­толка почти что до пола — огромный портрет. Бравый майор в кубанке с орденом Александра Невского на кителе на фоне дурманящей майской зелени. Он держит свиток в руках, на котором крупно написано: «Война окончена… Как хочется жить!»