Командировки в Германию


В бархатных лучах поблескивают золотистые карпы и караси. Вольготно им: рыбак сюда приходит без удочек. Солнце здесь отдыхает. На огромных клумбах цветов, на раскидистых дубах, на алоэ и агаве… И озорно покачива­ется на первой ниточке «бабьего лета». Андрей Куц дарит друзьям свой очередной афоризм: «День прекрас­ный… Кто помер, жалеть будет».

День — как откровение. Под тихий всплеск весла Матрена Руль вдруг признается: «Знаете что, друзья? Мы уже здесь бывали. Не рассказывала никому. Трудно поверить. Представляете, дуры две. Я и Полина, подруга моя. Осточертел до коликов «прессбетриб». Услышали мы, что рядом дивные озера, парк. Так захотелось взглянуть хоть разок, вздохнуть полной грудью свежего воздуха и — помереть. В сорок втором это было. Сорвали «ОБТы», чуть-чуть причепурились. И, как говорят, куста­ми да огородами пробрались в Верлиц. К счастью, людей было много. Мы затерялись в толпе. Видим, охраны ника­кой. Кому из нацистов придет в голову, что две голодные девочки придут любоваться природой. Скажу по-совести, трудно даже поверить этому. Мы ошалели от неземной красоты. Подкрепились щавелем, луговым чесноком, за­ячьей капустой. Попировав, так заблаженствовали, что не заметили, как вечер настал. Темень застала нас в башне какого-то замка. И мы зарыдали. Что теперь будет? Про­пали! Все же нашлась добрая немка, которая вывела к Эльбе, проводила до самого лагеря…»

Плещут волны, рассеченные веслом. Приближается пристань. Куц обращается к Роземари: «Нельзя ли, това­рищ Канопка, подать заявление в ваш профсоюз, чтоб продлили командировку еще денечка на два?» Роземари готова продлить немедленно, даже на месяц. Но не успе­вает высказать эту мысль. Филипп Колисецкий вносит поправку: «Андрей, ты еще сена не накосил тещиной корове. Понравилось баклуши бить да вареники варить».

Все дружно захохотали, вспомнив, как в доме Эккарта и Вероники мужскими руками были слеплены и сварены украинские вареники.

Будет что вспоминать на всю оставшуюся жизнь. Бывших узников ВАСАГа приняли в Народной палате ГДР. С высоты центральной телебашни любовались новым Берлином. Обедали в шикарном ресторане. Возложили цветы в Трептов-парке. А потсдамские чудеса? Замок Сансуси, Цецилиенхоф, картинная галерея. Сколько "ма­леньких городков дарили свои обаятельные улыбки. Вит­тенберг и Дессау, Цербст и Галле. В Рослау встречали гостей с цветами члены бюро районного комитета партии.