Какая была жизнь после войны


В 1949 году я познакомилась по переписке с солдатом, еще служившим в армии. После демобилизации он при­ехал в Шостку и женился на мне.

Я считаю, что жизнь после войны сложилась неплохо. Воспитала двух детей. Работала в замечательных трудо­вых коллективах. Была секретарем комсомольской орга­низации, редактором стенгазеты, народным контроле­ром, председателем женсовета. Имею знак «Отличник Госбанка».

Рада, что дети и внуки знают войну только по книгам и фильмам. Я учу их прислушиваться к колоколам Хатыни…

Родилась я в селе Пироговка Шосткинского района Сумской области. Горжусь своими родителями. Их не сло­мили трудности, пытки. Они остались патриотами до конца.

Отец Григорий Афанасьевич — рабочий Пироговского завода «Укрдрев». Веселый и честный человек. Любил детей и жизнь вообще. В годы Отечественной войны — партизан-подпольщик. Расстрелян в немецком гестапо в Шостке, похоронен в братской могиле во дворе химтехникума.

Мать Анна Григорьевна — рабочая. Очень добрая, уважаемая односельчанами женщина, честная и трудолю­бивая. Смертельно ранена в 1943 году.

Был у нас дом в Пироговке, всегда открытый для друзей, соседей. Его сожгли враги. Моя сестра Надежда осталась жива, хотя ранена в обе ноги. Проживает сейчас в Казахстане.

Самые счастливые в жизни — школьные годы. Учителя у нас были интеллигентные. Любили, верили в нас. Учили понимать поэзию, забираться в глубь истории. Разучивали танцы, чаще всего под собственное пение или под гар­мошку нашего соученика Четвертака Владимира, ныне пенсионера, участника Отечественной войны. Уж очень по душе была нам самодеятельность. На все праздники выступали в сельском клубе. Пели везде, даже на переме­нах. Готовились к защите Родины — сдавали нормы на военно-спортивные значки. В колхозе собирали колоски, сушили сено. Старались воспитать в себе мужество, вы­носливость, закалиться. Все это очень пригодилось потом в жизни.

Было много друзей. С некоторыми поддерживаю связь и сейчас. Вот только с Люсей Круш все как-то сложно. В оккупацию мы разошлись во взглядах. Ее отец стал директором лесозавода. До сих пор помню, как я однажды горько плакала из-за разрыва с Люсей, а моя мама сказала: «Не стоит плакать. Друг тот, кто в беде, а не в радости». После войны ее с отцом судили. Потом мы с ней однажды встречались, но друзьями больше не стали.