Форсирование Десны


С порога Анатолий Кузьмич доложил: «Тоня, две за­тяжки всего, ты уж не бранись. Фронтовая привычка…» Подсел к столу, отпил из стакана крепкого чая:

«Так вот, друзья… Что еще было до Косвига? По Шосткинскому району со своим батальоном, как сквозь свою судьбу, прошагал. Форсировали мы Десну, которая вон виднеется из окна. «Ночными демонами» нас называ­ли фашисты. Потом — гомельское направление. Под Рогачевом, на Днепре, тяжко ранило. Валялся по госпита­лям, еле выходили. Комиссия признала: ограниченно годен. Упросил все же оставить в действующей армии. Войска приближались к границе. Меня включили в комен­дантскую группу Первого Украинского фронта. Мы про­бивались к Эльбе. Вдруг — приказ: «Майора Зюзина назначить военным комендантом города Косвига». С вы­сокого берега Эльбы мы увидели город в белых флагах. Из окон свисали на палках простыни, пододеяльники, наво­лочки, белые халаты. Казалось, выброшено навстречу победителям все белое, как символ капитуляции.

Косвиг был пуст, когда вошла наша комендатура. Мой «оппель-олимпия» притормозил возле бывшего по­мещения жандармерии. Я сказал: «Здесь будет советская комендатура». Выдраили, проветрили. Развесили заготов­ленные приказы, призывы к населению. Установили комендантский час. Я дал распоряжение, объехав город, открыть торговлю во всех магазинах. Мы взяли год контроль банк, склады с продовольствием, все военное имущество.

Я тут же посетил американскую военную часть, разместившуюся за городом, и объявил ее командиру, что данная территория на основании Ялтинского согла­шения относится к оккупационной зоне советских войск. Поэтому надлежит американским друзьям выполнять все эти условия. Заодно я передал любезному полковнику группу его ночных дебоширов. Их обезоружил мой патруль, определив на ночь в подвал комендатуры. Расстались с шутками. Американский командир согла­сился со всеми предложениями, сказав на прощание: «Мы союзники, пусть будет по-вашему…»

Тут Антонина Григорьевна, улучив момент, вставила и свое словечко: «Помнишь, Толя, как ты в лагерь при­шел? Чуб из-под кубанки, ордена!.. Помнишь, спросил звенящим голосом: «Кто из вас, девушки, владеет не­мецким?..»