Дружба немцев с русскими


Ян гордится, что водил дружбу с русскими. По сей день помнит слова: «добрый день», «до свидания», «хлеб», «работа». Он узнал, просматривая фотографии, Петра Загороднего. Помнит его могучи/и парнем. Легко носил мешки с цементом. Как-то Петра не стало. Спра­шивает Ян у одного советского: «Где Петр?» А тот молча изображает руками крест. И шепчет: «За саботаж!..» Видите, и тогда был Косвиг, боровшийся за сегодняшний день.

Не помню, писала ли я вам о большом празднике нашего города? Косвигу исполнилось восемьсот лет! Гор­димся, что он старше Берлина на целых полвека. Славные были гулянья, фейерверки. Бургомистр Вам подробно расскажет об этом. Люди украсили свои дома празднич­ными флагами. Попросим власти, чтоб этот торжествен­ный наряд продержался до вашего приезда.

Остается только добавить, что погода у нас отличная, атмосферное давление в норме. Курс рубля — три марки двадцать пфеннингов.

Поезда Москва — Берлин и Киев — Берлин, как спла­нировала Роземари Канопка, в Брест пришли одновре­менно. Первые пограничные заботы: таможенные декла­рации, пограничный контроль. В натруженных руках вздрагивают листочки с немногими, но крайне непривыч­ными вопросами. «Имеете ли при себе холодное или огнестрельное оружие?» Женщины испуганно перегляды­ваются. Что писать? Решительно ставят: «нет». Особое беспокойство вызывает вопрос: «Какие имеете при себе драгоценности?» Начинается веселая суета. У каждого — свое понимание ценности. Поступают вопросы: «Записы­вать ли часы марки «Слава», золотые коронки, фото­аппарат «Зенит»?» Москвичка Александра Евдокимовна застенчиво объявляет: «При мне самое ценное — фото­графия мужа…» А Маргарита Пищик, тряхнув седыми кудряшками, решительно заявляет: «Пишу — радикулит! Из нажитого — самое золотое!» Слегка напряженную обстановку пограничья разряжает задорный смех. Улы­баются сдержанные проводники. Даже строгий таможен­ник похохатывает, прикрыв рот ладонью. Спрашивая при этом доброжелательно: «Что за делегация?»— «Бывшие узники фашизма…»— отвечаем ему. «Цель поездки?»— «По приглашению немецких друзей».— «Хорошо провести время!»— И пожилой таможенник, вне уставных норм, по-солдатски берет под козырек.