Дневники военного времени


Галина Петровна помчалась по аллейке в дом и возвра­тилась мгновенно с небольшой тетрадкой в руках: «Никто не читал. Это мой дневник. Писала по дороге домой».— И вскочила в подъехавшее такси. Крикнула, высунув голо­ву из дверцы: «В Пироговке — первый комендант Косвига Зюзин, Ленина, 72. До обязательной встречи».

Май, цветущий луг. Аист в красных сапогах важно осматривает свои владения. Расстилаем на взгорке бре­зент. Открываем дневник. Писано простым карандашом. Наспех, в дороге. Отдельные строчки уже не про­чтешь. Все же дневник неодолимо тянет к себе. Но не спешим читать. Его хочется рассматривать. Бережно листаем странички. И вдруг, на развороте тетрадки, засохший цветок. Фиалка 1945-го!

«…к вечеру подъехали к деревушке, кажется, Вюстендорф, на окраине которой наши солдаты. Это они изгнали фашистов. Мы расположились, но плохо отдохну­ли. К вечеру солдаты принесли нам хлеба, девочки пошли за молоком. Я вышла их встречать, а тут один парень. Согласилась с ним немного прокатиться, но потом была не рада. Пообещал прийти после ужина, чтоб посильней познакомиться. Он очень красивый, 22 года, синие глаза, черные брови и ресницы. Мы сдержанно с ним побеседо­вали. К нам присоединился еще один. Я и опомниться не успела, как на меня смотрели уже трое парней. Узнала позже, что первый ехал на поверку. Обещал прийти ночью. Но я как отрезала, я ужасно боялась. Мне Маня рассказала про эту тайну. Я еще больше напугалась. Спала не больше часа. Вначале пришел к Мане Павел, а наш разместитель ко мне нахальничал. Со всеми ругался не­истовым матом. Мы все разбежались от испуга. Варя и Ка­тя спрятались в уголочке где-то. Тала с Дусей сбежали в кливер, ночевали в кладовке. Вскоре парни утихомири­лись. Мы готовились к отъезду. С Маниным парнем трону­лись в путь.

Спали в пути. По дороге нас на мотоцикле нагнали старшина с техником-интендантом, с которым я вчера разговаривала. Выпытывали, где мы остановимся, чтобы приехать ко мне. Я сказала, что едем до Котбуса. Я очень боюсь и волнуюсь…