Бывшие узники ВАСАГа


У самого входа встретил малыш в форме автоинспек­тора, взял под козырек и, соблюдая правила движения, повел гостей по пешеходной дорожке. Маленький улей полнился ритмом большой, настоящей жизни. Девочки продавали сувениры, изготовленные собственными рука­ми. Анна Сергеевна Майборода сразу же полезла в су­мочку за деньгами. Здесь были свои шоферы, официанты, врачи, повара. Девочка с красным крестиком на косынке тут же измерила температуру тете Валентине Топчиенко. Мальчик в белом колпаке преподнес песочный торт Александре Евдокимовне. Всем остальным свои ри­сунки. Но главный подарок — песня.

Вечером старшеклассники пригласили гостей в ресто­ран. Они сдавали экзамен родителям на лучшее исполне­ние танца. Три месяца тщательно готовились к нему. Под руководством опытных учителей. Этот экзамен входит в программу воспитания. Оценки выставляет родительское жюри.

Торжественный овальный зал, столики у стен. За ними, с чашечками кофе, папы и мамы, дедушки и бабушки. В центре зала, разбившись по парам, нарядные мальчики и девочки. Раскрасневшиеся, одетые просто, но со вкусом. Мальчики аккуратно пострижены. При галстуках или ба­бочках. Девочки в легких цветастых платьях, с яркими заколками в волосах.

Гости тоже заняли столики экзаменаторов. Роземари успела сказать: «В этом ресторане был лагерь для немец­ких женщин…»

Ее слова заглушил оркестр на бельэтаже. По залу разлились первые аккорды венского вальса. Закружились пары. Заулыбались бывшие узники ВАСАГа.

В программе было записано: «Встреча с жителями Косвига». В воображении рисовалось: огромный зал с три­буной и президиумом. Несколько микрофонов и юпите­ров. Заготовленные речи от всех слоев населения. Пионерские слова и барабаны. Но желанная встреча произошла не в клубе и не во дворце. Не на стадионе и не в спортзале. К трем часам в заводскую гостиницу начали сходиться люди. Их встречала у входа раскраснев­шаяся Роземари, приглашала за столики. Вальтер Кнопф и Лиана Натто – хозяева отеля — разносили в чашечках дымящийся кофе. Посерьезнели лица переводчиков. Это были инженеры завода, хорошо изучившие русский, Экарт и Вероника Ильше, Герлинде Нейбеккер и Вольф- гардт Амброссиус. Было весело, многолюдно. Никто не претендовал на председательский колокольчик.