Карпатская операция


Карпатская операция19-го марта Янушкевич уведомил письмом обоих командиров фронтов, что основная цель Северо-Западных войск – оборонительные действия, а Юго-Западные займутся основной задачей предстоящей кампании. Это послание внесло существенные изменения в план операций 1915-го года.

Произошло это с руки генерала Иванова, который смог оказать влияние на верховного главнокомандующего. Но еще перед этим событием командование Юго-Западных войск с конца 1914-го года самостоятельно планировало наступление через Карпаты для того, чтобы захватить Венгрию. Основной задачей должен был заниматься Брусилов со своей 8-й армией. На правый фланг возлагалась миссия отвлечь значительную часть австрийских войск от основного театра действий, а левый фланг должен был поддерживать основные силы.

Но подготовительные действия были затянуты, и Германия воспользовалась этим для того, чтобы оказать своевременную помощь союзникам. Навстречу русским в Карпаты были переброшены значительные силы, а уже в конце января они перешли в наступление. Одновременное наступление с обеих сторон привело к трудным лобовым боям, которые значительно замедлили продвижение русских корпусов. Иванов затребовал у Ставки подкрепление, но ему отказали, сославшись на тяжелое состояние Северо-Западного фронта. Тогда было принято решение перегруппировать войска силами Юго-Западного фронта.

Непрерывные бои за Перемышль длились весь март. Это была важнейшая стратегическая точка, открывающая путь к Венгрии. 22-го марта сопротивление врага было сломлено – город заняли русские войска. Было взято огромное количество пленных (порядка 120 000 человек). Вражеские орудия также достались победителям (более 900 орудий). По приказу Иванова 3-й и 8-й армиям было назначено прорвать вражескую линию Уйгель-Чап. После чего им предстояло зайти в тыл и фланг войскам, наступающим на 9-ю русскую армию.

Однако противники предвидели подобный ход событий. Новые силы австро-немецкой армии оказывали жестокое сопротивление, а подразделения Брусилова испытывали катастрофическую нехватку боеприпасов. К тому же сказывались большие потери и утомлённость личного состава. Продолжать операцию в таких условиях не имело смысла. Даже оборона взятых позиций давалась с большим трудом. В середине апреля стало ясно, что Карпатская кампания обречена на неудачу. Она не имела особого успеха и лишь ослабила весь российский фронт.