Выполняя свой долг


Романова действовала очень смело. Ее отличали доб­рота, исключительная честность, бескорыстие и трудо­любие. Работая долгие годы народным судьей, она поль­зовалась большим авторитетом и доверием населения. Родину не просто любила, а готова была пойти на любую жертву в ее интересах.

Ибрагим Хазанович являлся участником Октябрьской революции и гражданской войны. В 1917 году на Оршан­ском железнодорожном узле задерживал и разоружал снятые в фронта Временным правительством воинские части для подавления восстания революционных рабочих в Петрограде. Когда же оттуда во главе с Крыленко в Мо­гилев направился революционный отряд для ликвидации царской ставки, Родкевич помогал скорейшему продви­жению его.

Во время оккупации Могилева фашистскими войсками Романова и Родкевич жили в небольшой дощатой пост­ройке во дворе гостиницы на Первомайской улице. В под­вале этой гостиницы они хранили собранные для отправки партизанам оружие, боеприпасы, шинели.

Но место жительства их нашел полицейский, судимый до войны. Он знал, кто Анастасия Васильевна, стал вы­могать у нее водку, угрожать: теперь, мол, он будет ей судьей.

После моего ухода в партизаны связь с Романовой и Родкевичем поддерживал комиссар 600-го отряда, сек­ретарь Могилевского подпольного райкома партии И. II. Станкевич. Он хорошо знал их обоих еще с довоенного времени. Но, надо сказать, мы оба допустили большую оплошность, хорошо известных в городе коммунистов долго держа в подполье, а не отправляя своевременно в партизаны. Летом 1943 года они попытались сами уйти в отряд, но помешали гитлеровцы. Их арестовали. После жестоких пыток фашисты казнили Анастасию Васильев­ну Романову, а Ибрагим Хазанович Родкевич, узнав о ее гибели, повесился ночью в камере. Так оборвалась жизнь наших боевых друзей, активно боровшихся за Советскую Отчизну.

До войны директором школы в Могилевской трудовой колонии несовершеннолетних преступников работал ком­мунист Константин Самуилович Соболь. Вскоре после оккупации города он установил связь с нашими подполь­щиками: А. А. Ивановой, работавшей бухгалтером в поли­ции, И. В. Русовым, И. М. Лысиковичем и П. П. Балашенко. В феврале 1942 года его, как коммуниста, аресто­вала СД. На допросах Соболь доказывал, что он был исклю­чен из партии. Это подтвердила Анна Александровна Иванова. Фашистов удалось обмануть, и в конце апреля 1942 года его освободили из тюрьмы.