Выпечка хлеба для воинских частей


Устройство на постоянную работу упрочило положение Рослова. Теперь он смелее ходил по городу. Для маскиров­ки Арсений Иванович брал хозяйственную корзинку, в ней — алмаз, клещи, молоток, замазка — словом, все, что нужно стекольщику. И это часто выручало его при провер­ках. Безопаснее стало переносить в рукавах и листовки, переданные мною для распространения членами их груп­пы, или же собранные ими разведданные.

Хотя Рослов и получал от меня сводки Совинформбюро, но мы не имели возможности печатать их по состоянию на каждый день, а нашим товарищам очень хотелось побыст­рее и побольше знать о положении на фронтах. Тогда Евтихиев подделал ключ к офицерской комнате, где находился радиоприемник, и, пользуясь частыми отлучками хозяина, вместе с Рословым слушали и записывали передачи из Москвы.

Они маскировали свои встречи на хлебопекарне, де­лали это под разными предлогами: то слесарь Евтихиев нес Рослову молоток с умышленно сломанным черенком или напильник без ручки, то столяр Рослов шел к Евтихиеву отремонтировать стамеску, пилку… Однако немец шеф пекарни, хотя и не догадывался, в чем дело, все же упрекнул их, что они плохо обращаются с инструментами, поэтому часто ремонтируют их. Выходило, и с такими «ре­монтами» нужно быть поосторожнее: ведь шеф может при­писать саботаж или установить наблюдение за ними.

Чтобы ходить вместе по этажам и коридорам, исполь­зовали еще один предлог. Стекольщику Арсению Ивано­вичу часто требовалась «помощь» слесаря Михаила Ми­хайловича: исправить оконные шпингалеты, петли, ручки, которые ими же заранее умышленно выводились из строя.

Застекление окон, например, использовалось для на­блюдения за теми, кто входит в подъезд здания, когда Евтихиев слушал в офицерской комнате последние известия из Москвы.

Однако друзья не ограничивались сбором сведений по разведке и распространением листовок.

В январе 1942 года гитлеровцы готовились к выпечке хлеба для воинских частей. Евтихиев хорошо знал распо­ложение всех агрегатов на заводе. И вот накануне их пуска поздним вечером через черный ход он проник в котельную, наполнил водой всю систему водоснабжения и скрылся. А утром гитлеровцы были ошеломлены: прорва­лись замороженные трубы. Январь стоял лютый. Завод вышел из строя более чем на год. Гитлеровским воякам не удалось тогда есть наш хлеб.