В школьном переулке


По заданию «Комитета содействия Красной Армии» Владимир Петрович Харитонов добыл у местных властей патент на торговлю на Быховском базаре в небольшом ларьке. Продавал писчебумажные и другие мелкие товары. Эту торговую точку мы использовали как явочный пункт, а также для приобретения необходимых нам материалов и денежных средств.

Здесь нам удобно было встречаться под видом покупа­телей. В кошелках, сумках вместе с предметами, которые предназначались для продажи на базаре, подпольщики приносили ему разведывательные данные, антифашист­ские листовки, сводки Совинформбюро. Жена его Мария Леонтьевна или моя София Фелициановна забирали потом эти материалы и передавали другим патриотам для рас­пространения среди жителей города и отсылки парти­занам.

Ларек на Быховском базаре вообще-то хорошо маски­ровал наши тайные дела, однако нельзя было допускать, чтобы материалы, принесенные сюда подпольщиками, долго тут залеживались. Довольно часто оккупанты нео­жиданно проводили облавы, проверяли и обыскивали не только людей, но и ларьки. И все это приходилось пред­видеть, находиться начеку. Однажды Мария Леонтьевна едва переступила порог, как гитлеровцы устроили облаву с обыском. Харитонов еще не успел запрятать принесен­ное ею в тайничок, как вдруг открылась дверь ларька и появился жандарм. Не растерявшись, Владимир Пет­рович вежливо пригласил его заходить и показал на при­готовленную заранее на всякий случай бутылку самогона. Немец выпил, закусил и ушел, так и не заглянув в ко­шелку. А там лежали гранаты.

Харитонов скупил и передал для нужд подполья 20 килограммов писчей и 1500 листов копировальной бумаги, 10 лент для пишущих машинок, значительное количество глицерина и желатина для гектографа, около 10 тысяч рублей денег из своей торговой выручки.

У Владимира Петровича был баян. Бывало, возьмет его, заиграет и запоет… Со стороны казалось, что этот высокий красивый гармонист просто веселый беззаботный молодой человек, вполне довольный своим положением при «новом порядке», и ничего больше его не интере­сует. А на самом деле — это хитрая маскировка того, что он держал в мыслях и чем в действительности занимался. Как и другие наши товарищи, он ежедневно и ежечасно рисковал жизнью своей и семьи.