Участие в работе подпольной группы


Сомневаться в благонадежности пришедших ко мне девушек у меня не было оснований. Комсомолку Ираиду Козлову я знал еще до войны. Она преподавала в воинской части. Ее родная сестра Галя с самого начала оккупации приняла активное участие в работе подпольной группы, которой руководила учительница Н. Ф. Орлова. Когда осенью 1942 года арестовывали подпольщиков шелковой фабрики, схватили и Галю. Она знала по подпольной ра­боте лично меня и доктора М. П. Кувшинова, но погибла, не выдала нас. Ираида же очень жалела сестру и страшно ненавидела фашистов. Хорошее впечатление производила серьезная, умная Таня Громыко — наша связная.

Теперь я понял, что и записка от Крисевича, и письмо, полученное мною,— дело одних рук. Гитлеровцы пытались заманить меня или кого-нибудь из других руководителей подполья в ловушку.

Провокационное письмо я передал в особый отдел нашей бригады и рассказал о нем секретарю подпольного райкома партии И. П. Станкевичу.

На письмо ничего не ответил. Решил посмотреть, что же будет дальше.

Прошло немного времени, и опять получаю такое же письмо, только более нетерпеливое. С ним поступил так же, как и с первым.

И вот осенью 1943 года автор писем пришел в парти­заны. Здесь он сознался, что, не выдержав пыток, стал помогать фашистам выявлять подпольщиков и партизан­ских связных. Пытался даже оговорить Горошко и других подполыциков-железнодорожников, которые, по его сло­вам, будто бы выдали его гитлеровцам.

Я предположил, что аресты нашей связной, которую он знал, учительницы Татьяны Ивановны Шабанской, а также Павла Ивановича Крисевича, видимо, были про­изведены не без его участия.

Пришедшего передали в Могилевский подпольный обком партии. Дальнейшую судьбу его не знаю.

Коварная фашистская разведка не брезговала ника­кими методами. Для выявления подпольщиков и парти­зан она пыталась использовать даже детей. Одиннадцати­летняя девочка Нина Ястребова, отец которой хорошо знал подпольщиков-железнодорожников, рассказывала мне:

— К нам на квартиру приезжали на автомашине нем­цы с переводчицей. Тетя просила меня, чтобы я сообщила ей, когда к нам придет Барановский или Линкус. Она ходила со мной по рынку, разыскивая Линкуса. Покупала мне конфеты и два раза катала на автомашине.

Переводчицей этой была, по всей вероятности, немка фрау Босс.