Слабые места подполья


Выяснилось также, что слабым местом являлось и не­умение патриотов работать в нелегальных условиях, отсутствие у них элементарной в этом отношении подготов­ки. Часть подпольщиков недооценивала значение строгой конспирации и дисциплины. В ряде случаев наши товари­щи оказывались излишне доверчивыми, а то и просто болт­ливыми. Поэтому в тяжелых условиях оккупации прихо­дилось спешно обучать их соблюдению конспирации, разъ­яснять и убеждать, что несоблюдение ее может привести к неоправданным жертвам и провалу нашего общего дела. Но легко сказать: «Учить!» У самого-то были только об­щие, можно сказать, «зеленые» понятия о работе в под­полье. Так что приходилось всем нам учиться на практике.

Серьезным недостатком являлось и то, что в большин­стве случаев патриотические группы, а также подпольщи­ки занимались одновременно и антифашистской агитацией, и разводкой, и сбором оружия, и диверсиями. Отсутство­вало порой разделение труда по видам подпольной дея­тельности. А такое положение было связано с излиш­ним, неразумным риском.

В нашей организации кроме групп с построением но принципу цепочек находились также и другие, в которых руководители осуществляли связь со своими подпольщика­ми непосредственно, то есть с каждым из них в отдельно­сти. Оба эти вида построения имели и положительные, и отрицательные стороны. В случае провала руководителя, который держал связь с каждым в отдельности подпольщи­ком, или кого-либо из членов, где в основе организации была цепочка, распадалась вся группа.

Наша связь с партизанами, к сожалению, тоже не являлась гладкой. Осложнялась она тем, что отряды иногда присылали к нам своих людей, не подготовленных как следует к этой роли. Иной раз оккупантам без особого труда удавалось проследить за ними и выявить, кого в го­роде они навещают.

После войны, изучая архивные материалы, я убедился, что излишняя доверчивость некоторых наших подполь­щиков явилась одной из главных причин ареста и гибели многих патриотов.

Время течет. А память наша все еще сохраняет имена боевых товарищей, погибших в те грозные дни борьбы с за­клятым, смертельным врагом или уже потом, в мирное вре­мя, ушедших от нас. Но сохраняет не только имена, но и их дела.

Советские патриоты! Ведь никто их не принуждал идти на смертельный риск. Они не рассчитывали ни на награды, ни на благодарности, ни на какие-либо привилегии. Но иначе поступать не могли. Они оставались верными долгу советского гражданина!