Сатирические плакаты


Можно себе представить, какое воздействие оказывали на население эти сатирические плакаты, высмеивавшие бесноватого фюрера и его подручных, разоблачавшие лживую пропаганду гитлеровцев! А если удавалось эти плакаты наклеить рядом с фашистскими или даже с пор­третом Гитлера, когда можно было сопоставить одно с дру­гим, это воздействие стократ усиливалось. Подчас острые сатирические плакаты разили врага сильнее, чем пули. Наша сатира вызывала бешеную злобу гитлеровцев. Только довольно трудоемко было размножать плакаты и очень сложно и опасно расклеивать ио городу.

Ценные сведения добывал Генрих Захарян но линии разведки. Работа монтером при штабе резервно-форми­ровочного пункта оккупантов позволяла ему узнавать мно­гое. Так, он сообщил весной 1942 года о переброске войск и техники из Могилева на южный фронт, о том, что гит­леровцы много говорят о Волге и Сталинграде. Ясно, там готовилось наступление немецко-фашистских войск. В другой раз Генрих похитил у немцев карту с нанесенны­ми на пей оборонительными сооружениями и расположе­нием воинских штабов и частей. Все полученное от Захаряна мы передавали партизанам и десантникам, а те — на Большую землю.

Однако, будучи горячим по натуре и желая побольше сделать, Захарян брался подчас за многое и не всегда соблюдал осторожность при выполнении заданий. Пропажа карты вызвала большой переполох, и, видимо, гитлеровцы заподозрили Генриха. Они установили наблюдение за ним и выследили при распространении листовок на базаре.

Чтобы как-то маскировать свои частые хождения по городу, Захарян брал с собой 10-летнюю щупленькую пионерку Нелли Рымкевич. На квартире ее родителей бы­вали подпольщики И. Г. Гуриев, А. Г. Зоциев и другие. Нелли хорошо помнит Генриха. С ним не раз ходила в сапожную мастерскую, размещавшуюся на Первомайской улице в подвале. В руках он всегда держал ботинки. В подвал она не заходила, а бегала около дома. Находился Захарян там недолго. Выйдя, брал ее за руку, и они шли домой. Если отправлялись куда-нибудь в другое место, он просил, чтобы она смотрела вокруг внимательно и запоми­нала увиденное. Как-то Генрих не застал ее дома и ушел один. Больше он не вернулся. Поговаривали, что гитлеров­цы устроили засаду и арестовали его.