Самая юная подпольщица пионерка Клара Девятченок


Через некоторое время узнал еще один интересный случай. В школу, куда Антон Платонович вынужден был устроиться на работу, немцы прислали портрет Гитлера. Заустинский вместе с учителем Павлом Семеновичем Ко­нюховым стали рассматривать в учительской портрет фюрера. Антон Платонович иронически тогда спросил кол­легу:

— Что же с ним делать? То ли его повесить, то ли к стенке поставить?..

А вот что рассказала мне о Заустинском того времени наша самая юная подпольщица пионерка Клара Девятченок:

— Из учителей мне особенно запомнился Антон Пла­тонович. Его уроков никто не пропускал. В каждом его слове мы чувствовали не только знание предмета, умение разъяснить, но и любовь к Родине, ее народу.

Память о его уроках, о нем самом, как видим, глубоко запечатлелась в детском сознании. А в условиях оккупа­ционного режима преподавать любой предмет было очень рискованно, далеко не безопасно. Ведь фашисты устано­вили строгий контроль и за работой учителей.

Я стал доверять Антону Платоновичу многое. Он горячо включился в подпольную работу, распространял среди жителей листовки и сводки Совинформбюро, вел разведку в городе. В свою подпольную группу он привлек других советских патриотов.

Позже мы встречались с ним уже на другой квартире, в Подниколье, по Большой Гражданской, или где-либо в заранее условленном месте. Часто моя жена ходила к нему на связь.

Квартира Заустинских стала явочной. Здесь останав­ливались на ночлег партизанский разведчик Митрофан Андреевич Павлов, связная Женя Слезкина и другие.

Как-то после ночевки у Заустинских Павлов поделился со мной своими впечатлениями о них:

— Вы знаете, какие это замечательные люди! Несмотря на большой риск и грозящую им опасность, они радушно приняли меня. А как им тяжело! Ведь они голодают. У них остался только один бочонок кислой капусты, и та без соли. В квартире адский холод.

К счастью, перед этим Павлова предупредили об аресте гитлеровцами хозяйки явочной квартиры, где он намере­вался остановиться. Тогда я и послал его к Заустинским.

В другой раз я привел к ним на ночлег нашу связную Женю Слезкину. Она также рассказывала мне, как Антон Платонович, называя ее Викторией, тепло встретил и ста­рался обеспечить безопасность.

Помнится, получая для распространения очередную пачку листовок, он спросил у меня:

— Можно ли мне составить текст листовки?