Руководство «Комитета содействия Крас­ной Армии»


Им пришлось часто менять место жительства. Все их квартиры были явочными — по Железнодорожной, Первомайской и другим улицам. К ним приходили подполь­щики О. В. Горошко, В. М. Процкий, Н. В. Чернышова, П. В. Драк, даже партизанские разведчики. Случалось, связные сами проникали в подвал их дома и оставляли там в условленном месте принесенный ими груз и записки. Белько нередко отлучался и отсутствовал по нескольку дней.

Так, по инициативе П. И. Белько подпольная группа железнодорожников осенью 1941 года вошла в состав «Комитета содействия Красной Армии». Мы передавали ей листовки и другие печатные материалы, патриоты распространяли их среди работавших на железной дороге и населения, выполняли задания по разведке, собирали оружие и боеприпасы, оказывали помощь в уходе из города в партизаны, совершали диверсии.

Хотя Белько особенно не посвящал жену в свои дела, все же однажды, придя домой с работы, взволнованно рас­сказал ей, что выдался очень напряженный день: с боль­шим трудом удалось утащить из немецкого воинского эшелона пулемет. А в другой раз принес на квартиру несколько пистолетов.

Но летом 1942 года гитлеровцы заподозрили в чем-то Петра Ивановича и арестовали. Видимо, они ничего особо серьезного еще не знали, и поэтому удалось путем подкупа добиться его освобождения. Учитывая сложившуюся об­становку — возможность установления за ним тайной слежки,— Белько предложил связной организовать встре­чу с кем-либо из руководства «Комитета содействия Крас­ной Армии», для того чтобы обсудить создавшееся поло­жение. Посоветовавшись с Крисевичем, мы передали по связи о нашем согласии, назвали время, место встречи и пароль.

Помнится, сижу я на одной из скамеек в небольшом скверике возле городского театра. Воскресенье. Ясный солнечный день. Теплый ветерок слегка шелестит зеленой листвой густых крон деревьев. Хорошо в скверике. Только глаза мозолят высокомерные гитлеровцы, самодовольно шагающие по улицам. Мимо проходит взвод юнцов. Все они в светлых трусах и майках. Под такт шагов горланят какую-то песню. Невольно вспомнил наши, советские песни. Скоро ль опять их услышу и смогу сам спеть, не таясь?

В руках у меня издающаяся оккупантами газетенка «Новый путь». Уже второй раз заставляю себя перечи­тывать ее. Как осточертела наглая фашистская брехня!