Роль в руководстве подпольем


В чем заключалась моя роль в руководстве подпольем? Я был в то время, так сказать, связующим звеном, объ­единявшим все эти отдельные группы, и осуществлял общее руководство. Поддерживал связь с руководителями групп и с некоторыми отдельными патриотами, через связ­ных — с партизанскими отрядами и подпольными партий­ными органами. При решении на месте, в городе, всех важных вопросов подпольной работы я советовался со мно­гими руководителями групп, но с каждым в отдельности.

С 37 я встречался систематически на явочных квар­тирах, на кладбищах, улицах и других условленных мес­тах. К 24 посылал на связь свою жену Софию Фелициановну, 15 посещали нашу квартиру на Луполове. Я всегда находился в курсе многих вопросов, интересующих под­полье. В этом мы имели большой выигрыш. Но в то же вре­мя частые встречи со многими людьми могли обратить на себя внимание гитлеровцев.

В течение 20 месяцев мне удалось действовать в под­полье в городе. И надо отдать должное тем товарищам, с которыми я тогда встречался, что они оказались серьез­ными, надежными людьми. А в той обстановке это не так просто!

Кроме общего руководства «Комитетом содействия Красной Армии» я лично отвечал за печатное дело — издание листовок, сводок Совинформбюро, обращений, военно-политических обзоров, малоформатной газеты, за передачу их группам, за сбор разведывательных сведений, их обработку и отсылку по назначению, за распределе­ние магнитных мин. По-видимому, я слишком много на себя брал, часто «шатался» по городу, что вызвало подо­зрение у оккупантов, они организовали слежку за мной. Но все же я смог продержаться такое продолжительное время в городе — с августа 1941 но март 1943 года.

Иногда молодежь спрашивает меня:

— Как вам удалось спастись, не попасть в лапы фа­шистов?

На это обычно отвечаю:

— Конечно, сам тоже старался не плошать, но все же в основном боевые товарищи спасали, подчас ценой своей жизни. Теперь-то я уж понимаю, что такое боевая вер­ность. Это и верность Советской Отчизне, и соратнику по борьбе за нее!

Стоит сказать и о некоторых отрицательных моментах в нашей деятельности, которые в значительной степени мешали работе. Прежде всего это то, что «Комитет содей­ствия Красной Армии» стал слишком большой и сложной по построению организацией, по своим связям, объему и видам работы. Это очень усложняло руководство ею и дела­ло уязвимой личную безопасность подпольщиков.