Роль подпольщиков в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками


Серафима Васильевна Команская была одной из активнейших и находчивых наших связных и разведчиц. Внешне ничем не выделялась: лет тридцати, среднего рос­та, с негустой прической светлых волос и такими же еле заметными бровями и ресницами. Во внимательном взгляде чуть заметна настороженность и хитринка. Но стоило ей начать беседовать, как на лице появлялась доверчивая, доброжелательная улыбка, и вы уже с удовольствием слу­шали ее. Рассудительная, умная, привлекательная жен­щина. И невольно после беседы с ней думаешь: «Какой интересный собеседник!» Мы же, ее боевые друзья, знали еще и то, что это была пламенная советская патриотка, вы­держанная, смелая и решительная.

Перед войной Серафима Васильевна вместе с мужем Иваном Ивановичем Ясинским работала в Боровской се­милетней школе Могилевского района. Когда началась война и муж ушел на фронт, Команская переселилась к своей сестре Анне, проживавшей на Луполове по улице Ново-Кожевенная, 5.

Среди материалов, собранных после войны красными следопытами Боровской средней школы, есть интересные воспоминания о С. В. Команской жительницы деревни Большая Боровка Агафьи Федоровны Кузьменковой. Се­рафима Васильевна и ее муж жили у нее два года, перед самой войной. Работала Команская в две смены: днем и вечером. Агафье Федоровне она запомнилась как веселая, исключительно добрая, чуткая и справедливая женщина. Команская не могла стоять в стороне от любого горя, всем старалась помочь. Ее очень любили ученики и их ро­дители. Своих детей у Серафимы Васильевны не было, но к чужим она относилась исключительно ласково. Часто свои личные вещи отдавала учащимся, которые в них нуж­дались. При этом говорила, что видеть не может, когда человек в чем-то испытывает нужду. С мужем жила очень дружно, во всем они поддерживали друг друга. Оба пользо­вались авторитетом среди сельских жителей.

Незадолго до отъезда из Боровки Команская сказала Кузьменковой:

— Федоровна, присядем, хочу с вами поговорить, как когда-то, по душам. Не могу жить так, ненавижу гитлеров­цев, этих поработителей. Я решила: где бы ни находилась, как бы ни сложилась моя жизнь, до конца буду бороться с оккупантами. Знаю, Иван Иванович не вернется. Вы же видите, какая это война? Так что всю себя отдам борьбе с фашистами.