Рейды немецких полицаев


Я сам был однажды свидетелем, как жандармы и поли­цейские согнали с нескольких улиц людей на луноловский базар и стали проверять документы. Я тоже попал в ту об­лаву. Проверив очередную группу, оккупанты выгоняли незадержанных с криком:

— Шнель! Шнель!

А полицейский угодливо подбегал и хлестал длинной нагайкой по легко одетым старикам и женщинам. Неко­торые из них держали на руках маленьких детей.

— Быстро, быстро! Шевелись! — повторял полицей­ский.

Далеко слышался свист хлыста и веселый хохот немцев.

Такого же предателя казнили и наши подпольщики. Тем самым они спасли и себя от провала. Это послужило также предупреждением для гитлеровских прихлебателей: пусть не проявляют свою ретивость ни днем, ни ночью.

Но пока собранное оружие и боеприпасы — этот «опас­ный груз» — попадут к партизанам, их необходимо где-то хранить, а потом найти способ незаметно передать в отряд. Малейшая оплошность — и тебя тут же схватят фашисты. Приходилось создавать тайники с оружием в сарайчиках, огородах, подвалах разрушенных домов.

Расскажу о некоторых применявшихся способах пере­дачи.

Часто по воскресеньям у дома Фроловых останавлива­лась подвода. Она прибывала из Шкловского района. Ее присылали из партизанской бригады «Чекист». Подполь­щики грузили в телегу с двойным дном немного оружия или боеприпасов, и возница уезжал. Когда же связным стало слишком рискованно появляться в городе, на той же телеге приезжала старушка, оставляла во дворе у Фро­ловых лошадь и шла на базар. Возвратившись, спокойно ехала домой, не подозревая, что за груз «подкинули» ей комсомольцы за время ее отлучки. Привозила его в свою деревню, а там, конечно, находились «приемщики», для кого этот груз предназначался. Делалось так не из-за недо­верия к женщине, а для того, чтобы она излишне не беспо­коилась, понапрасну не волновалась.

К Фроловым приезжал также подпольщик Михаил Яковлевич Новиков, забирал собранное ребятами оружие и боеприпасы и увозил на передаточный пункт, откуда они уже поступали в партизанские отряды.