Рассказы Лысиковича и других подпольщи­ков


Судя по рассказам Лысиковича и других подпольщи­ков, особенно проявил себя как способный организатор мо­лодежи на борьбу с оккупантами Родионов. Родился он в 1917 году в деревне Пещанка Могилевского района, окон­чил 9 классов. До войны работал в Могилеве в «Осводе» водолазом, где и подружился с Ваней Лысиковичем. Гриша имел обширную связь с рабочими различных производств города, и это ему очень пригодилось в организации анти­фашистской борьбы.

Своеобразным боевым штабом и явочной квартирой молодых подпольщиков являлся дом Фроловых по улице Подвальной, 11, а потом по переулку Чернышевского, 2.

Только после изгнания оккупантов я познакомился с отцом Миши Фролова — Михаилом Тихоновичем. Уже при первой встрече он произвел на меня хорошее впечатление. Высокий, статный старик с окладистой седой бородой, внимательным взглядом темных глаз и тихим спокойным голосом, немногословный, напоминал чем-то мудрого ска­зочника. Он действительно был человеком опытным. В 1905—1906 годах принимал активное участие в револю­ционном движении в Сибири. Там же его чем-то прельстила девушка Елена — совсем невысокого росточка, веселая, голубоглазая щебетунья из Могилева. Они поженились и через некоторое время перебрались в Могилев.

В годину фашистской оккупации вся семья Фроловых включилась в борьбу: сын Миша — комсомолец, дочери Рая — комсомолка, меньшая Женя — пионерка, а также зять Гриша Родионов. С этой семьей и связал свою под­польную работу мой ученик Ваня Лысикович.

С течением времени в группу, возглавляемую самой активной тройкой — Ваней Лысиковичем, Гришей Родио­новым и Мишей Фроловым — вошли Федор Даниленко, Александр Дубровский, его жена Ада Дубровская, Володя Груденков, Саша Зайцев и другие. Свою работу они начи­нали с размножения и распространения листовок и сводок Совинформбюро, которые сбрасывали советские самолеты, а потом и тех, что издавались подпольной организацией «Комитет содействия Красной Армии». Подчас дело до­ходило до необдуманного риска. И только смекалка и на­ходчивость, а также советы старших товарищей, в особен­ности Михаила Тихоновича, позволяли выполнить опасные задания.

Как-то Фролов-старший рассказал мне:

— Знаете, уж больно отчаянно действовали наши дети. Зачастую играли с огнем. Да и вообще неосторожны были. Однажды утром выхожу на улицу и вижу: у нас под крыль­цом лежит рассыпавшаяся пачка листовок и сводок… Ока­зывается, Гриша или Миша засунул их за доску обшивки, а они соскользнули вниз, в дырку. А если бы утром какой-нибудь фашистский холуй, проходя мимо, заметил?..