Распространение антифашистской литературы


Немаловажное значение имело разложение личного со­става воинских частей путем распространения среди него антифашистской литературы на немецком языке. Иногда советские самолеты сбрасывали над городом и его окрест­ностями листовки на немецком языке с обращением к сол­датам и офицерам гитлеровской армии. Помню, когда мы находили эти обращения, то переписывали их латин­скими буквами от руки, поскольку другого способа размно­жения у нас не имелось, и передавали через подпольщи­ков в части, в том числе и в госпиталь.

Сарра Эльяшевна Файнцайг умело, хорошо справлялась со своим заданием разведчицы. Гитлеровцы так и не смогли ее распознать ни как еврейку, ни как подпольщицу. Прав­да, не раз она просила дать задание посерьезней, более рискованное или отправить в партизаны. Считала, что ее вклад в борьбу с фашистами недостаточен. Но в том и другом мы отказывали ей и отвечали, что пока в городе она нужней и должна остаться на прежней работе.

Бороться в подполье становилось все труднее. Гит­леровцы часто устраивали облавы, проверяли документы. Много раз Файнцайг задерживали в разных местах, но всегда выручал «аусвайс» — вид на жительство, где значи­лось, что она работает в немецком госпитале.

Так Сарра Эльяшевна продержалась до осени 1943 года, выполняя задания, которые мы ей поручали. Когда же по­сле многочисленных арестов связь с подпольщиками пре­рвалась и всякая надежда на восстановление ее исчезла, она ушла в 120-й партизанский отряд.

После войны коммунист София Ильинична Девятченок (теперь так звать Файнцайг) многие годы активно участво­вала в производственной и общественной жизни в Могилеве и Магнитогорске. Сейчас на пенсии. Одно из писем ко мне, как бы подводя итог своего жизненного пути, она закончи­ла так:

«Несмотря на невзгоды, многократную и многолетнюю тюремную жизнь и прочее, я всегда была полна оптимизма и непоколебимой веры в наше дело, в будущее».