Помощь подпольных организаций


Далее П. К. Пономаренко указывал, что партизанские отряды, как правило, опирались на помощь подпольных организаций или вместе с ними проводили боевые опе­рации. Проникновение партизан в города и другие на­селенные пункты для выполнения различных заданий, в том числе для разведки, чаще всего осуществлялось при помощи подпольных организаций.

Из 42 руководителей групп, входивших в состав «Ко­митета содействия Красной Армии», 20 являлись ком­мунистами, 4 — комсомольцами, 18 — беспартийными; мужчин — 35, женщин — 7.

Хочу назвать еще несколько цифровых показателей.

Вот четыре подпольные группы (у них имелись более точные списки): шелковой фабрики, авторемзавода, МТС и командиров Красной Армии. Всего у них насчитывалось 66 человек, в том числе 21 коммунист, 11 комсомольцев, 34 беспартийных; мужчин — 53, женщин — 13; служа­щих — 17, кадровых командиров Красной Армии — 6, ра­бочих — 34, учащихся и других — 9.

В целом же для «Комитета содействия Красной Ар­мии» приведенные цифры могут являться только ориенти­ровочными. Нет у нас полных данных, по соображениям конспирации списки личного состава в тех условиях не велись.

Не проводили мы и никаких общих заседаний ру­ководителей групп. Как правило, они не знали друг дру­га. Связь держали только со мной или с П. И. Крисевичем. Это позволило нам в течение довольно долгого вре­мени обезопасить руководящий состав. Только через полто­ра года фашисты арестовали 17 из них, остальных 25 не смогли выявить вовсе. Не имели связи между собой и подпольные группы, за незначительным исключением. Поэтому при аресте одной группы в процессе следствия невозможно было выйти на другую.

Связь с партизанскими отрядами я осуществлял непо­средственно. Встречался с их людьми, приходившими в город, и направлял сам своих товарищей. Одновременно подпольные группы проявляли инициативу и использовали свои возможности, передавали разведданные и другие ма­териалы партизанским формированиям, получали сами от них все, что нужно. Такой принцип связи установили из тех соображений, что, если по каким-либо причинам груп­па потеряет контакты с подпольным центром в городе, она сможет продолжать свою деятельность по заданию партизанского отряда. Так оно и случилось, например, с группой железнодорожников и другими.