Подпольщиков объединила борьба


Встретились мы с ним уже осенью 1941 года. И хотя я хорошо знал своего бывшего ученика в прошлом, однако решил, как говорится, «прощупать» его настроение, отно­шение к оккупантам. Но, к некоторому моему удивле­нию, заметил, что и он меня «прощупывает». Понаблюдав за ним и немного поразмыслив, я сделал вывод: Арсений ведет себя так потому, что старается убедиться, остался ли его бывший учитель советским патриотом. Что ж, вполне понятное и оправданное намерение.

Позже я не раз замечал, что в отличие от многих других наших товарищей Рослов хорошо знает требования конс­пирации, умело ведет разведку и контрразведку, особенно по выявлению предателей. Создалось впечатление, что он имеет в этом соответствующий опыт.

После войны он говорил мне:

— Вспоминаю, с какой осторожностью мы разгова­ривали при первых встречах. Но в той обстановке я не мог иначе. Повсюду рыскали фашисты и их приспешники. По дорогам бродили фашистские каратели. Требовались исключительная бдительность и находчивость, чтобы не попасть к ним в руки. И как пригодилось в тех условиях то, что мне довелось служить до войны на границе.

Своим примером и советами Арсений Иванович во мно­гом помог мне в организации партийного подполья в Мо­гилеве. Встречались мы с ним непосредственно, не при­бегая к помощи связных, и, как правило, не в одном и том же месте: то у меня на квартире, то на берегу Днепра, то «случайно» в каком-либо переулочке на окраине города. Здесь мы и решали вопросы, связанные с подпольной борьбой. А их возникало много.

В 1942 году городская управа начала выдавать патен­ты — разрешения на открытие в городе частных закусоч­ных, парикмахерских, различных мелких мастерских, тор­говых ларьков. Это «мероприятие» широко афиширова­лось хозяевами «нового порядка», преподносилось как поощрение частного предпринимательства, как проявле­ние, мол, заботы об улучшении материального положения мирного населения. В действительности же это делалось с целью привлечь определенную его часть на свою сторону.

Рослов быстро понял, что городская комендатура и тай­ная полиция используют эти «заведения и предприятия» как свои точки по выявлению подпольщиков и связных. С этой целью они обяжут новых хозяйчиков вести неза­метные наблюдения за всеми подозрительными лицами и сообщать о них полиции.