Подпольщик Русов


Швейная машина и умелые руки его Марии Леонтьев­ны тоже сыграли определенную роль. Все это являлось и дополнительным источником добывания средств на жизнь, и удачной маскировкой для наших товарищей, посещавших под видом заказчиков квартиру «портнихи».

Их сынишка, 12-летний пионер Вовка, тоже выполнял задания подпольщиков: собирал, где только можно, пат­роны к пистолету ТТ и капсюли к гранатам, передавал листовки и сводки Совинформбюро по названному ему адресу.

Один раз, прикрепив к ботинкам коньки, он помчался с Мышаковки (в то время Харитоновы уже переселились туда) на Школьный переулок. На повороте, спускаясь к Дубровенке, поскользнулся и упал. Пачка ученических тетрадок выскользнула из-под ремня. Подхватился, присел на корточки и начал быстренько собирать их. Ведь в тет­радки вложены листовки и сводки. Вдруг ощутил силь­ный удар ниже спины. Поднял голову и увидел: здоро­венный жандарм с полукруглой бляхой на груди метится еще раз пнуть его своим большим сапогом. Рядом двое таких же верзил хохочут, глядя на эту сцену. Вовка от­прыгнул в сторону. Фашисты самодовольно зашагали дальше. Долго еще слышались их четкие, размеренные шаги по каменной мостовой. Собрав остальные тетрадки, парнишка направился к дому, в котором жил подпольщик Русов. А в голове радостная мысль: «Пронесло!»

Прошли годы. Теперь Владимир Владимирович Хари­тонов — преподаватель музыки в Минске. Видимо, любовь к ней он перенял от отца-гармониста. Встретившись со мной, как-то сказал:

— А знаете, тот пинок жандарма я запомнил на всю жизнь. Никогда не забуду, что фашисты творили на нашей земле.

Хорошо знал В. П. Харитонов Вячеслава Владимиро­вича Стрижевского, кандидата в члены партии. Отца его, рабочего авторемзавода, гитлеровцы расстреляли в первые же дни оккупации Могилева.

Вячеслав проживал в районе авторемзавода, и ему были известны места, где в 1941 году шли бои. Он энер­гично включился в поиски оружия и боеприпасов. Все собранное передал 121-му партизанскому отряду через Веру Базылеву, а медикаменты — 113-му отряду. Стрижевский распространял советские листовки среди жите­лей Луполова, военнопленных, работавших на авторемзаводе, вел разведку на аэродроме. Не раз просился отпра­вить его в партизаны, но только в сентябре 1943 года ему разрешили уйти в 113-й отряд. В течение двух лет Вячеслав боролся в рядах Могилевских подпольщиков.