Под­польщица Анели Чулицкая


Никто почему-то ко мне не подходит и но спрашивает, за какое число газета и что в ней пишут про погоду. Это — пароль. Уже минул час от назначенного времени. «Еще немного подожду»,— решил я. Прошло еще полчаса. Здесь находиться больше нельзя: со стороны может показаться подозрительным — человек кого-то явно ожидает. Нужно уходить, иначе зацепишь хвост. «Что же случилось? По­чему никто не пришел на встречу?» — не выходили эти вопросы из головы.

Когда же через несколько дней мы послали Шабанскую к железнодорожникам, выяснилось, что на встречу со мной должен был прийти дорожный мастер А. М. Ястребов. Однако из-за трусости он не подошел ко мне. Белько воз­мутило такое его поведение, и он предложил прекратить с ним всякие отношения.

Нам с Крисевичем следовало обдумать, как поступить дальше. В отношении Белько сомнений не возникало. А вот Ястребов? Трусливый — это не то же самое, что осторожный. Трус — человек ненадежный. Ведь не зря говорят: «Кто струсил раз, струсит и в другой».

По улице Кирпичной недалеко от домика нашей под­польщицы Анели Чулицкой проживал со своими родите­лями Ольгерд Викторович Горошко. Анеля и Ольгерд хорошо знали друг друга — росли вместе. Чулицкая познакомила меня с ним. Первая наша встреча состоялась на ее квартире.

Горошко — кандидат в члены партии, студент Москов­ского института инженеров транспорта. Накануне войны приехал в родной Могилев для прохождения преддип­ломной практики на железной дороге. На вид лет двадцати восьми. Красивый, симпатичный мужчина. Произвел на меня хорошее впечатление. Черные волосы и глаза, смуг­лый цвет лица делали его похожим скорее на кавказца, чем на белоруса. Открытый спокойный взгляд. Сосредо­точенный. Все это вызвало у меня чувство доверия к нему. На этого человека можно было положиться.

Поскольку Белько находился тогда на подозрении у оккупантов и их прислужников, а Ястребов повел себя как-то загадочно, я договорился с Горошко поддерживать в дальнейшем связь только через него. Он согласился.

— Ольгерд Викторович, учтите, что первейшей задачей ваших товарищей является организация круглосуточного наблюдения за движением воинских эшелонов по желез­ной дороге. И срочно передавайте мне разведданные лично вы или через Анелю. Кроме того, очень важно проводить диверсии с целью срыва нормальной работы транспорта,— попросил я.