Подпольные группы на Карабановке


На следующий день гитлеровцы привезли Белько всего избитого домой. Произвели тщательный обыск — ничего не обнаружили, но не отпустили. По всему чувствовалось, что Петр Иванович не признался, что он в действитель­ности Белько и жил со своей семьей. Позже, когда фа­шисты его замучили, на квартиру к Марии Константиновне явился незнакомый человек, назвал себя Павлом — дру­гом Анисовича и попросил направить его к партизанам, потому что за ним погоня. Но если не к партизанам, то хотя бы свести с надежным человеком, который его укрыл бы на время. Хотел передать ей брюки, пояснив, что Ани­сович послал их как пароль. Она поняла, что это прово­кация, и ответила, что никаких связей с партизанами не имела и не имеет и никого в этом не подозревает. От брюк отказалась, сославшись, что у ее квартиранта не было таких.

Когда не удалось таким путем спровоцировать Марию Константиновну, гитлеровцы через некоторое время вор­вались к ней ночью, опять произвели обыск, но безрезуль­татно. Несмотря на это, ее вместе с детьми арестовали и увезли в тюрьму. После продолжительного допроса, не добившись, где партизаны или где живут друзья Анисо­вича, погрузили всех на машину. Мария Константиновна думала, что везут на расстрел, но оказалось — на станцию. Загнали в товарные вагоны, и поезд тронулся в путь.

В мае 1945 года семью П. И. Белько вместе с тысячами других советских граждан освободили части Красной Армии. Мария Константиновна с детьми возвратилась на Родину.

В том же сентябре 1943 года наша связная Таня Гро­мыко, возвратившись из города в партизанскую зону, рассказала мне, что фашисты арестовали железнодорож­ников. Лишь только одного выпустили из тюрьмы.

Возникло подозрение: не с провокационной ли целью? Может быть, человек не выдержал пыток смалодушничал? А может, освободили затем, чтобы проследить, с кем он будет потом встречаться? Необходимо срочно прове­рить. Таню Громыко немедленно отправил в Могилев к руководителю одной из наших подпольных групп на Карабановке коммунисту Сильвестру Михайловичу Шакуро. Инженер по образованию, он во время оккупации работал сапожником. Ему во многом помогала жена — коммунист Мария Никифоровна Шунько. Вскоре они передали: есть основания полагать, что фашисты освободили железно­дорожника неспроста…