Подпольная типо­графия


А домик Карпинских, в котором помещалась, если можно ее так назвать, наша маленькая подпольная типо­графия, стал уже основной явочной квартирой организа­ции. Здесь мы встречались с разведчиком 6-й партизан­ской бригады Митрофаном Андреевичем Павловым, с другими подпольщиками. Словом, получилась большая перегрузка их квартиры, и уже только в одном этом таился большой риск, опасность провала.

Позже, анализируя прошлое, я понял свою ошибку. Но, как говорится, теперь легче рассуждать, чем было действовать тогда.

Так что все же послужило непосредственным поводом для ареста Карпинских? Как вскоре выяснилось, к ним применили метод провокации. К хозяйке явочной квар­тиры по улице Подвальной иод видом партизан подослали агентов СД. Они ввели ее в заблуждение. И то ли по своей доверчивости, то ли не выдержав пыток в застенках СД, эта женщина назвала тех подпольщиков, к кому ее посы­лали приходившие в город партизанские связные. Так были арестованы семья Фроловых по той же Подвальной, семья Мазниковых в Казимировке, Карпинские по Граж­данской улице и другие.

Я избежал тогда ареста лишь потому, что хозяйка квартиры по улице Подвальной не знала меня, так как не решился зайти к ней по вызову, когда меня вела Ольга Николаевна.

О поведении хозяйки партизанской явочной квартиры мне стало известно из нескольких источников и, в част­ности, от связной партизан П. П. Павловской, которой удалось вырваться из тюрьмы. Она рассказала, что, когда к ней в камеру посадили арестованную Таню Карпинскую, та объяснила, как произошел провал. Одной из первых арестовали хозяйку, квартиру которой посещали парти­занские связные. Женщину эту Таня до ареста не знала, а Ольга Николаевна посещала ее.

Что же касается пишущей машинки, на которой Таня печатала нашу подпольную литературу, то здесь трудно установить точно, как она попала в руки фашистов. Вероят­нее всего, когда во время бомбежки советскими самоле­тами гитлеровских военных объектов в мае 1943 года одна из бомб попала в домик, где до ареста жили Карпинские, ее взрывом выбросило из тайника. Машинка попала во вражеские руки и явилась потом неоспоримой уликой подпольной работы Карпинских.

В тюрьме Таня и Ольга Николаевна подвергались не­человеческим пыткам. Сидевшая вместе с ними Давы­денко потом вспоминала:

— Карпинская-мать была вся избитая и никому ничего не говорила. Однажды ее увели на допрос, и больше она в камеру не вернулась.