Подполье в Ленинграде


В Ленинграде я участвовал в литературной секции начинающих писателей. В 1930 году был делегатом на 3-й конференции ЛАПП (Ленинградская ассоциация пролетарских писателей). Обсуждение на ней вопросов развития советской литературы произвело на нас, моло­дых, большое впечатление, особенно выступления А. Фа­деева, В. Вишневского, А. Безыменского, Ю. Лебедин­ского.

В 1945 году А. Фадеев прислал мне свой роман «Мо­лодая гвардия». Это для меня дорогая, незабвенная па­мять о замечательном писателе и человеке.

Учеба и работа в Ленинграде, сам город, его револю­ционные традиции, ленинградский рабочий класс и его ин­теллигенция произвели на меня, как и на моих това­рищей, неизгладимое впечатление и во многом определили всю мою дальнейшую жизнь. Вот почему мне так дорог Ленинград. И смертельная угроза, нависшая над ним, взволновала до глубины души. Разумеется, не только меня, всех советских людей, так же, как волновала нас и судьба столицы нашей Родины — Москвы!

Не удалось бесноватому фюреру осуществить свой аван­тюристический человеконенавистнический план: задушить мужественных ленинградцев голодом, сровнять город с землей.

Почти через 50 лет после окончания пединститута име­ни А. И. Герцена партком института пригласил меня на встречу со студентами. В апреле 1980 года я выехал в Ле­нинград, посетил памятные места, Пискаревское мемори­альное кладбище, где захоронено свыше 659 тысяч человек, умерших от голода во время блокады и погибших при бомбежке и артиллерийских обстрелах города гитлеровца­ми. Стоял у статуи скорбящей женщины-матери, а на гла­зах слезы, сердце обливалось кровью.

Теперь у меня три родных города: город-герой

Минск, в окрестностях которого родился; город-герой Ленинград, где прошел школу жизни; ордена Отечествен­ной войны 1-й степени город Могилев, где закалялся вместе с боевыми товарищами в огне ожесточенной борьбы за Отчизну!