Побег из фашистского лагеря


Надежду Федоровну Орлову я хорошо знал по совместной работе в 24-й могилевской школе. Она препо­давала историю в старших классах, пользовалась авто­ритетом как хорошая учительница. Это была умная, раз­витая девушка. Когда осенью 1941 года я предложил ей принять участие в борьбе против оккупантов, она согла­силась, но попросила разрешить самой выбрать объект своей деятельности. Через некоторое время сообщила, что ей удалось установить связь с некоторыми людьми, посту­пившими на службу в карательные органы оккупантов. Поразмыслив и расспросив ее подробнее, я согласился с таким выбором, считая это очень важным делом на случай удачи.

В дальнейшем Орлова неоднократно доказывала, что может хорошо справляться с порученным заданием: много ценного она узнала о планах и замыслах врага. Ей уда­лось добыть сведения о пособниках фашистов, а также список лиц, которых оккупанты считали необходимым заставить работать на себя. Будучи предупрежденными нами, эти люди ушли из Могилева. Благодаря сведениям, полученным Надеждой Федоровной, подпольщикам не раз удавалось избежать беды. Но добывать такие данные было сложно и рискованно. Однажды Орлова сообщила мне, что еле не погибла девушка, которую немец застал в кабинете, где хранилась картотека с секретными материалами.

К сожалению, она не сообщила мне тогда фамилии де­вушки и кем та работала у оккупантов.

Все сведения Надежда Федоровна передавала мне. Де­лала это таким образом. Брала какую-нибудь безобидную книгу и простым карандашом мелкими буквами писала между строк по слову через одну или несколько страниц. Я же возвращал ей совершенно чистую книгу. Каждый раз они были разные, в большинстве случаев произведения русских классиков.

В том, что списки пособников врага попали по назна­чению и сыграли свою роль, Орлова убедилась в первые же дни после освобождения города. По этому поводу с ней беседовали в партийных и советских органах.