Пар­тизанская бригада Г. А. Кирпича «Чекист»


Однако походы эти не всегда проходили гладко. Од­нажды Команская возвращалась в город с двумя девуш­ками и, когда они входили в Печерск, увидели впереди гит­леровцев, останавливавших прохожих. У девушек никаких документов. Как быть? Вдруг Серафима Васильевна го­ворит:

— Ну, девочки, давай разыграем сценку хорошо под­гулявших!

С громким смехом, пошатываясь, они поравнялись с проверявшими. Один из них, глядя на эту «веселую ком­панию», крикнул:

— Смотрите, перебрали! Проваливайте, проваливайте, гуляки!

Так выручила находчивость старшей.

Серафима Васильевна вместе с Женей Слезкиной про­вели разведку и установили связь «Комитета содействия Красной Армии» с 6-й партизанской бригадой. Через Команскую я с Крисевичем осуществлял связь с подпольной группой авторемзавода, руководимой Василием Игнатье­вичем Батурой и Николаем Иосифовичем Харкевичем, пат­риотами из деревни Недашево Кузьмой Григорьевичем Рудковым, Антоном Ивановичем Шубодеровым и дру­гими. Особенно тесный контакт мы поддерживали через нее с руководителем подпольной группы в Любужском лесничестве коммунистом Василием Лазаревичем Лустенковым.

Правда, мы имели еще одну линию связи с ним: я лично встречался с членом этой группы коммунистом Павлом Пименовичем Балашенко, которого хорошо знал еще до войны, или же посылал к нему на связь Ваню Лысиковича, благо, они жили по соседству.

В эту группу входило более десяти работников лесни­чества. Лустенков был решительным, энергичным руково­дителем. Он и его товарищи оказали помощь в уходе в пар­тизаны многим военнопленным. В частности, через Команскую он направил в отряд бывшего политрука Виктора Ивановича Новикова. Позже он стал секретарем Могилев­ского подпольного райкома комсомола. Получая от «Коми­тета» листовки и сводки Совинформбюро, патриоты рас­пространяли их среди населения близлежащих деревень и военнопленных, собирали и передавали нам разведдан­ные. Зимой привозили в город дрова подпольщикам, особо нуждавшимся в топливе. К сожалению, из-за гибели в

1943 году в фашистских застенках Василия Лустенкова, Павла Балашенко, Вани Лысиковича и других нет воз­можности более подробно рассказать об этой группе.

В начале марта 1943 года я объяснил П. И. Крисевичу, почему мне нельзя дольше оставаться в городе.

— Вы же, Павел Иванович, остаетесь здесь вместо меня.

— Согласен, хотя чувствую, что мне тут не уцелеть:

слишком жарко становится в Могилеве,— ответил он, как бы предвидя дальнейшие события.

— Только старайтесь не горячиться, хорошенько об­думывайте каждый свой шаг. И всегда будьте насторо­же…— посоветовал ему.