Озверелые фашисты


Таню неоднократно подвешивали за связанные ве­ревкой руки… Однажды, примерно в конце апреля, в город­ской тюрьме провели очную ставку между Таней и Ольгой Николаевной. Спрашивали об их связях с «Комитетом содействия Красной Армии», кто к ним приходил и с какими заданиями. Мать сказала Тане: «Расскажи, до­ченька, если что знаешь, пусть они не издеваются над тобой».

«Если что знаешь…» С этими словами Ольга Нико­лаевна обратилась к Тане, конечно, не за тем, чтобы дочь призналась. Кому, как не ей, матери, было известно, о чем знала ее дочь!

Озверелые фашисты истязали при матери дочь, а на глазах дочери — мать. Но не сломили их волю, не смогли. О мужестве и стойкости Карпинских свидетельствует хотя бы тот факт, что никто из наших товарищей, с кем они были связаны, не был схвачен гитлеровцами. Значит, мать и дочь погибали сами, но боевых друзей не выдавали.

В начале мая 1943 года фашисты привезли обессилен­ную, больную Таню из тюрьмы в областную больницу и оставили ее там без охраны. Бледная, с угасшими глазами, она пыталась улыбнуться, но у нее не получалось. С со­чувствием смотрели на нее подпольщики врач Аврам Гаврилович Зоциев и ее подруга Лиза Евдокименко. Таня, видимо, догадывалась, что гитлеровцы не о здоровье ее заботятся, а преследуют иную цель: авось им удастся выявить других подпольщиков, которые попытаются установить с ней связь. Но, разгадав провокационный замысел фашистов, Таня и здесь выдержала испытание, ничем не выдала себя.

Зоциев предложил ей воспользоваться случаем и бе­жать, но девушка ответила, что тогда каратели убьют ее мать наверняка. То же самое она сказала Лизе Евдоки­менко. Л немного погодя прибыла тюремная машина и увезла ее. Вполне вероятно, что как раз в это время в руки гитлеровцев и попала пишущая машинка.

Как расценить отказ Тани бежать из больницы, когда друзья немного укрепили ее здоровье? Можно, конечно, рассуждать по-разному. Наивно было надеяться, что СД освободит. А так и матери не спасла, и сама погибла. Однако кто хорошо знал Таню, тот понимал ее поведе­ние. Если бы она спаслась, а мать погибла, то совесть замучила бы ее. Ей казалось бы, что она в какой-то степени виновата перед матерью.

Полтора года эти патриотки — мать-учительница и и дочь-комсомолка — мужественно, как могли, боролись с фашистскими захватчиками. Говорят, человек жив, пока помнят о нем. Наша Отчизна увековечила память о своих славных дочерях. Посмертно они награждены: Ольга Николаевна — орденом Ленина, Таня — орденом Отечест­венной войны 1-й степени. На здании 1-й Могилевской средней школы, в которой училась Таня,— мраморная мемориальная доска. На ней золотыми буквами написано:

«Комсомолка Таня Карпинская — ученица школы № I — активная участница антифашистского подполья. В июле 1943 года вместе с матерью зверски замучена не­мецко-фашистскими оккупантами».