Организация подпольных организаций


Бывают в жизни человека периоды, когда за короткий срок он заметно преображается и в нем проявляются таившиеся до поры до времени такие черты, которые не предполагали, казалось, даже близко знавшие его люди, да и сам он о них не догадывался. Так произошло и с Та­ней: совсем стала другой в тяжелый момент для Родины, в дни большого испытания для каждого из нас. Она на глазах превращалась в серьезного, рассудительного чело­века. Быстро наступала зрелость.

Вот этой маленькой, но надежной семье я решил дове­рить нашу пишущую машинку.

Однако не только это соображение принял во внимание. Дело еще и в том, что домик их был одноквартирный, в нем больше никто не жил. Стоял он у самой проезжей части, имел удобный подход, окна его выглядывали на улицу и во двор. Внутри также удачная планировка: можно совер­шать своеобразный круг, переходя из комнаты в комнату, если по каким-либо соображениям нежелательно встре­чаться с неожиданно вошедшим человеком.

Но в некоторых случаях известную поговорку «нет худа без добра» можно перефразировать на «нет добра без худа». А худо это заключалось в том, что хозяин флигелька, который снимали Карпинские, жил со своей семьей в другом, большом доме, в глубине того же двора. И зачастую стоило кому-нибудь зайти к Ольге Николаевне, как вслед за ним под каким-либо надуманным предлогом заявлялась хозяйка. Это ее назойливое любопытство на­стораживало нас.

Пишущая машинка, к сожалению, оказалась неис­правной. И тут выручил наш мастер на все руки Илья Гаврилович Гуриев. Он не только отремонтировал машинку, но и оборудовал иод полом в погребке кладовки нишу, тщательно замаскировал ее. Машинку мы завер­тывали в брезент и всовывали в тайник.

Через несколько дней я принес машинописную ленту, копирку, папиросную бумагу, полученные от В. П. Хари­тонова.

Никогда не забуду, как я составлял текст нашей первой листовки «За Родину». От волнения дрожала рука. Хоте­лось подобрать такие слова, чтобы каждое из них дошло до сознания и сердца человека, звало бы его на борьбу с оккупантами.

Наконец текст готов. И тут выяснилось, что печатать- то на машинке некому. Тогда Ольга Николаевна посове­товала привлечь для этого дела ее племянницу Женю Слезкину, дочь Лидии Николаевны — родной сестры Кар­пинской. Лидия Николаевна, тоже учительница, жила со своей семьей в деревне Новоселки Могилевского района.