Организация и руководство под­польем


После освобождения Могилева мне стало известно, что ио улице Подгорной проживает родная сестра матери Кри­севича Анастасия Даниловна Щербо со своей семьей. Я на­вестил ее. Вот что удалось тогда узнать.

Когда мать Крисевича Елена Даниловна обратилась к тюремному начальству с просьбой разрешить передать не­много хлеба сыну, ей злобно ответили:

— Вашему бандиту ничего не надо! Он мог бы стать большим человеком и принести пользу великой Германии, а вместо этого готовился взорвать немецкий штаб.

Вскоре арестовали и мать. Тогда родственники собрали что могли: золотые кольца, браслеты и другие ценные вещи и предложили их одному немецкому офицеру для выкупа Павла. Офицер навел справки и сказал, что такого аресто­ванного нельзя выкупить: его считают в СД очень опасным преступником.

Вспоминая о Павле Ивановиче Крисевиче, нельзя не отметить, что с первых дней оккупации и до дня ареста в апреле 1943 года он с неистощимой энергией боролся про­тив фашистских захватчиков. Жил он в то время одним стремлением: как бы побольше сделать для Родины, ока­заться не хуже воинов в окопах. Это был умный, образо­ванный человек, жизнерадостный, веселый, хороший со­беседник. Неплохо владел немецким языком. Обладал за­мечательной памятью и организаторскими способностями. Он не только сам включился в подпольную борьбу с вра­гом, но и вовлек в нее своего отца, в то время рабочего пив­завода. Будучи уроженцем Могилева, знал многих его жителей, имел с ними тесные связи. Крисевич сам лично создал несколько подпольных групп и умело руководил их деятельностью. С ним мы постоянно обсуждали и решали вопросы, относящиеся к организации и руководству под­польем, связи с партийными органами, с партизанскими отрядами. К недостаткам его я отнес бы только подчас из­лишнюю горячность и неосторожность, иногда приходи­лось сдерживать его.

Так погибли и сын, и мать, отец умер еще до их ареста.

Президиум Верховного Совета СССР наградил Павла Ивановича Крисевича орденом Отечественной войны 1-й степени посмертно.

В подпольной организации «Комитет содействия Крас­ной Армии» насчитывалось около 50 педагогов. Около 20 из них погибли в застенках СД. 20 учителей являлись организаторами и руководителями подпольных групп. И все это в большинстве своем женщины-матери. В связи с этим коснусь такого факта. После освобождения Красной Армией Могилева мне стало известно, что следователь СД фрау Елена Босс, беседуя однажды со своими сотруд­никами, сказала, что хотела бы посмотреть на Мэттэ. Он, видимо, неглупый человек, но допустил оплошность: зачем вовлек в такое опасное дело, как подполье, женщин, многодетных матерей.