Оккупация в Палыковичах


Осенью 1943 года, когда наступавшая Красная Армия подходила к границам Белоруссии, оккупанты начали спешно «освобождать» тюрьмы. Заключенных грузили в «душегубки», вывозили за город, а там, чтобы скрыть сле­ды своих преступлений, трупы сжигали. Гитлеровцы создали специальные команды из заключенных, которых заставляли раскапывать противотанковые рвы, доставать оттуда ранее умерщвленных, складывать их в штабеля, обливать бензином и сжигать. Потом уничтожили этих рабочих, чтобы не остались свидетели преступлений.

Но не удалось фашистам скрыть свои злодеяния. Одно­му из таких обреченных — С. И. Пилунову чудом удалось бежать к партизанам. Самолетом его переправили в Моск­ву, там он выступил по радио с разоблачением злодеяний фашистов в Могилеве.

Вот о чем он рассказал.

За период с 15 сентября по 4 октября 1943 года из окна 224-й камеры могилевской тюрьмы вместе с товарищами он ежедневно наблюдал погрузку заключенных в «душегуб­ки». Их в тюрьме было две. Смотрели украдкой, так как охрана, заметив наблюдавших, стреляла по окнам. По­грузка в «душегубки» производилась ежесуточно. В свет­лое время каждая из них делала по 3—4 рейса и столько же в ночное время, увозя в одной машине по 50—60 человек. Обычно при загрузке «душегубок» присутствовало тюрем­ное начальство. Черновую работу выполняли полицейские. Они заставляли заключенных здесь же, во дворе, разде­ваться, убирали их одежду. Сопротивлявшихся били и, хватая за руки и ноги, кидали в машины, шум моторов ко­торых лишь частично заглушал крики обреченных.

По свидетельству С. И. Пилунова, в ночь с 3 на 4 октября «разгружали» тюрьму от группы женщин с детьми. Из-за темноты наблюдавшие из окон не все видели, определяли происходившее на дворе по крику и плачу малолетних и их матерей.

В июне 1944 года, после изгнания фашистских захват­чиков из Могилева, на стене одной из тюремных камер обнаружили предсмертную надпись 15-летнего Вити Ше­стакова:

«О! Как тяжело жить в ожидании смерти. Каждый шо­рох наводит ужас».

Н. В. Марков, бежавший из могилевской тюрьмы с по­мощью В. И. Варчука в декабре 1942 года, писал своим род­ным, что там забивали до смерти совершенно невинных людей. Расстрел считался у фашистов нормальным явле­нием. В период, пока он находился в заключении, ежеме­сячно расстреливали по 100—120 человек. А он пробыл в заключении восемь с половиной месяцев.