Обозначения оборонительных сооружений и огневых точек


Много ценного передавала нам Зинаида Поддивулина. Она устроилась переводчицей в штабе инженерно-строи­тельной части, располагавшейся по улице Большое Завалье. Ей удавалось похищать или снимать копии с топо­графических карт и схем с нанесенными на них условными обозначениями оборонительных сооружений и огневых точек в городе, его окрестностях, а также по правобережью Днепра на участках Быхов — Могилев — Шклов.

Очень важную роль в подпольной группе Швагринова играла Анна Александровна Иванова. До войны она рабо­тала бухгалтером в педучилище в Могилеве. Муж ее погиб в самом начале войны, а единственный сын, старший лей­тенант, служил в Красной Армии, командовал артилле­рийской батареей. Он, видимо, был хорошим командиром, поскольку еще в мирное время удостоен высокой награ­ды — ордена Красного Знамени. Незадолго до вторжения гитлеровцев, когда город находился уже в полном окруже­нии, сын Анны Александровны забежал к ней, попрощался и оставил свой орден. Это была их последняя встреча.

Иванова с трудом скрывала свою ненависть к оккупан­там. Она неплохо владела немецким языком и сумела выдать себя перед новыми «хозяевами» за человека, будто бы обиженного Советской властью.

Познакомившись с ней, наши товарищи вскоре убе­дились, что это достойная мать командира Красной Армии, и стали доверять ей. Квартира Анны Александровны превратилась в место явок, встреч подпольщиков. Здесь имелась небольшая комната-тайник, которая потом дваж­ды сохранила жизнь В. Д. Швагринову, Н. А. Жукову и В. А. Смирнову. Во время неожиданных обысков и прове­рок документов у жильцов они отсиделись в ней. Оба раза со взведенными курками пистолетов ждали схватки с гитлеровцами. Но тайник не обнаружили. Да и трудно было его заметить. Находился он за русской печью, зайти туда можно было только из кухни. Сам вход в комнату искусно маскировался вешалкой, устроенной на дверке.

Дом № 19, в котором жила Анна Александровна, стоял но Школьному переулку, над Дубровенкой, в малолюдной части города. Сюда можно было пройти даже ночью.

Выбор пал на эту квартиру еще и потому, что в доме за стенкой жил полицейский. Он часто у себя устраивал попойки с такими же забулдыгами, как и сам. Это служило неплохой маскировкой для подпольщиков.

Но главным мотивом все же явилось то, что Иванова была у оккупационных властей вне подозрений. В связи с этим решался еще один важный вопрос. Когда под­польная группа наладила в городе разведку, я попросил Швагринова попытаться также организовать контрразвед­ку. С этой целью по предложению Швагринова, Смирнова и Жукова Анна Александровна устроилась бухгалтером в городскую управу. В подслушивании разговоров ей помогало знание немецкого языка.