Неза­метные наблюдения за подпольщиками


Об этой опасности мы постарались предупредить как наших подпольщиков, так и партизанских связных, при­ходивших в город.

Арсению Ивановичу удавалось также узнавать планы карательных органов гитлеровцев, что имело для нас и партизан важное значение. Он познакомился с солдатом так называемой «казачьей части», размещавшейся по Быховской улице. Через него передавал туда советские лис­товки и сводки Совинформбюро, вел работу по разложению этого националистического формирования. От этого сол­дата узнавал о готовящихся карательных операциях и пре­дупреждал меня и партизан.

Вскоре мы выяснили, что часть эта по своему составу никакая не казачья. Гитлеровцы собрали в нее кого попало, специально назвали «казачьей» из политических сообра­жений: смотрите, мол, и казаки с нами против больше­виков.

В подпольной борьбе нет мелочей. Ну, казалось бы, какова особая роль наручных или карманных часов? Они не стреляют, ни к чему не призывают и не агитируют! Но если по сложившейся обстановке подпольщикам необхо­димо встретиться не в помещении, а где-нибудь на улице, на кладбище и в других открытых местах, то там нельзя долго задерживаться и ждать друг друга. Это со стороны вызовет подозрение. Приходилось заранее согласовывать точное время. А для этого каждый подпольщик должен иметь выверенные часы.

— Арсений Иванович, нужны часы,— обратился я к нему с необычной просьбой,— и не одни, а сколько смо­жете достать.

— Постараюсь, — ответил он.

Часы я вскоре получил и передал их П. И. Крисевичу, И. М. Лысиковичу и другим товарищам. Наш «часовой мастер» справился с заданием. Правда, некоторые немец­кие часы являлись простой штамповкой. Но нам они не для форсу — лишь бы правильно время отсчитывали.

В связи с этим хочу заметить, что Рослов ни разу не спросил у меня, зачем понадобилось столько часов. В этом проявилась его выдержка: не требуй больше того, что тебе положено знать.

Перед нашей организацией возник вопрос, как достать чистые бланки немецких удостоверений — «аусвайсов». Этими документами, заменявшими паспорт, крайне не­обходимо было обеспечить партизанских связных, развед­чиков и тех подпольщиков, которые не смогли получить их официально в городской управе. Кроме того, весной 1942 года через связных Женю Слезкину и Митрофана Павлова мы получили от партизан задание приобретать любыми путями образцы всевозможных документов, вы­даваемых оккупационными властями. Ими интересовались и за линией фронта.