Немецкие постовые


Я принес маленькую мину и бумаги, передал ей и вижу: она берет сыночка Гену и закручивает его в одеяло вместе с переданными материалами. А мне говорит:

— С ним не так будут проверять…

Смотрю на них и молчу, но чувствую, как сердце мое сильно бьется в груди. Что может быть дороже для матери, чем родное дитя? Если бы мне кто другой о таком расска­зал, по-видимому, не поверил бы. А тут на моих глазах…

Соня ушла. С Луполова ей предстояло перейти мост на Днепре и весь город. Мы хорошо знали, что немецкие постовые на мосту и патрули на улицах часто проверяют документы, а некоторых обыскивают. Что, если и ее с ре­бенком обыщут?

Несколько часов напряженного ожидания показались мне вечностью. Она возвратилась, выполнив задание. По­ложила сына на кровать, наклонилась над ним, а в глазах слезы — любви и радости.

Теперь Геннадий взрослый человек. Шутя, он иногда говорил:

— Мама, я тоже помогал тебе в борьбе с фашистами.

Мать отвечала:

— Желаю тебе, сынок, лучше не знать этого. Пусть никогда не повторится такое.

Против немецко-фашистских захватчиков бо­ролись не только объединенные в организации подполь­щики, но и многие советские люди, которые входили в небольшие патриотические группы или же действовали в одиночку, но были связаны с нашим «Комитетом содей­ствия Красной Армии». О них я и хочу рассказать.

Перед оккупацией Могилева попытались эвакуиро­ваться на восток страны Анастасия Васильевна Романова и ее муж Ибрагим Хазанович Родкевич. Но не смогли уехать — транспорт оказался чрезмерно загруженным — и остались в городе.

Осенью 1941 года оба включились в подпольную борьбу против гитлеровцев. Лично с ними я не встречался, но связь между нами поддерживалась через третье лицо. К сожалению, не много я знал о подпольной работе Рома­новой и Родкевича в то время. Некоторые их биографические данные мне сообщила уже после войны младшая сестра Анастасии — Варвара Васильевна Коваленко. О том, что мне стало известно, стоит рассказать.

Примерно с сентября 1941 и но март 1943 года я по­сылал Романовой и Родкевичу для распространения совет­ские листовки и сводки Совинформбюро. Мне же они передавали сведения по разведке и сообщали, что им удалось сделать по линии агитационно-массовой работы среди жителей города. Я чувствовал, что условия, в кото­рых они находились, были очень сложными. В их квартире гитлеровцы не раз производили внезапные обыски. Од­нажды супруги едва успели спрятать в банку с солью только что полученные листовки, а в другой раз Анастасии Васильевне пришлось быстренько разжевать и проглотить сводку. К счастью, она была небольшого размера и напе­чатана на тонкой папиросной бумаге.