Немецкие части оставались без воды


Прасковье Яковлевне Попель (по мужу Лусто) удалось добыть в полиции и передать после освобождения Могилева советским органам книгу допросов арестованных с помет­ками «расстрелян», «вывезен в Германию» и другими. Эта женщина с риском для себя и жизни своих детей скрывала в доме от расстрела фашистами еврейских детей: Фрейгу — в течение года и Басю Гиршовну Зелик под фамилией Лида Иванова — около трех лет. Басю после освобожде­ния города передала в детдом.

В результате агитационной работы, проведенной Ма­рией Ивановной Азаренок. Прасковьей Яковлевной Попель и ее сестрой Еленой Яковлевной Попель летом 1943 года 15 полицейских с оружием в руках перешли к парти­занам.

О преданности Родине этих женщин можно судить прежде всего по их поведению.

Муж Прасковьи ушел на фронт, а она, несмотря на то что у нее на руках осталось двое малышей (2-х и 4-х лет), активно включилась в подпольную борьбу с оккупантами.

Мария Азаренок до войны работала секретарем след­ственного отдела прокуратуры БССР. Муж ее, командир Красной Армии, воевал на фронте. Она же с тремя детьми (2, 11 и 14-ти лет) ушла из пылающего Минска на вос­ток, но с трудом добралась только до Могилева. Здесь вскоре установила связь с подпольщиками П. И. Крисевичем, В. И. Лусто, партизанским разведчиком П. С. Би­рюковым. И опять-таки, рискуя собой и своей семьей, оказывала помощь подпольщикам и партизанам. В 1942 го­ду я познакомился с ней и ее старшим сыном Ваней в 7-й школе на Луполове, где она работала техничкой, а сын помогал убирать классы.

Ваня накануне войны окончил 7 классов 5-й минской школы. Увлекался рисованием, оформлял стенные газеты в школе, нарисовал картину «Чапаев в бою», мечтал стать летчиком. Но помешала война. Оказавшись в Могилеве, познакомился с местными комсомольцами, особенно по­дружился с Володей Гавриловым — сыном бывшего ра­ботника Могилевского облвоенкомата. После ареста Гав­рилова Петр Бирюков, спасая Ваню, увел его в отряд.

Было теплое, солнечное утро весны 1943 года. За рекой Друть находился сипайловский лес. Босиком, перепрыги­вая с кочки на кочку на небольшом болотце, я пробирался в 6-ю партизанскую бригаду. И вдруг слышу:

— Здравствуйте, Казимир Юльянович!

Смотрю: Ваня Азаренок! За спиной автомат. Как он за несколько месяцев возмужал! Высокий, стройный, румя­нец горит, как говорится, во всю щеку. С группой пар­тизан-подрывников он уходил на задание. Больше я не встретил его: погиб в свои 16 лет.