Могилев­ский подпольный райком партии


Летом 1943 года Женя перешла в подчинение Могилев­ского подпольного райкома партии.

Я и теперь, вспоминая об активном участии Жени Слезкиной (теперь Евгении Ефимовны Бондаренко) в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, продол­жаю восхищаться ее беззаветной преданностью Родине. За боевые заслуги она награждена орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу».

Митрофан Павлов передавал мне и другим подполь­щикам задания по разведке, по разложению вражеских формирований, указания по различным вопросам подполь­ной борьбы.

Кроме того, я получал лично советы непосредственно как от И. П. Станкевича, так и от секретаря Могилевского подпольного обкома К11 (б) В Д. С. Мовчанского.

В апреле 1943 года в 6-ю партизанскую бригаду К. М. Белоусова, в сииайловские леса, где уже находился и я, прибыл секретарь ЦК КЩб) В И. Л. Ганеико. Я доло­жил ему о положении в Могилеве, о работе «Комитета со­действия Красной Армии». Он познакомился с текстом некоторых наших листовок, положительно отозвался о проводимой антифашистской агитации в городе, о разведке и тесной связи подпольщиков с партизанами. Но указал, что подпольщики еще недостаточно совершают диверсий на коммуникациях, предприятиях п в организациях про­тивника, посоветовал чаще проводить их совместно с пар­тизанами.

Однажды, проходя по Пушкинской улице, я встретил бывшего своего ученика Ваню Лысиковича. Его не взяли в армию из-за плохого зрения — резко выражен­ной близорукости. Но он не бездействовал, участвовал в сооружении оборонительной линии вокруг Могилева. Правда, не смог уйти из города, когда его захватили гит­леровцы.

Из разговора с Ваней понял, что он ищет свое место в борьбе против оккупантов. Я очень хорошо его знал и ве­рил ему. А чтобы понять эго, нужно немного возвратиться в прошлое.

Август 1937 года. В 17-ю могилевскую школу, находив­шуюся по Виленской улице (теперь 4-я школа, улица Ла­заренко), пришел с Луполова (улица Пушкина, 2) паренек с просьбой принять его в 8-й класс. Волосы па голове давно не стрижены и, видимо, не гребешком, а всей пятерней, лишь бы как расчесаны; довольно истрепанные неглаже­ные брючки. С виду скорее похож на беспризорника, чем на ученика.