Могилевские подпольщики


Эту маленькую фотографию я увеличил, и теперь она вместе с фотографиями его бывших друзей помещена в экспозиции областного краеведческого музея в Могилеве. Нашлось ей место в книгах и газетах, где рассказывается о могилевских подпольщиках.

И еще: не могу забыть того момента, когда я принес эту фотографию) доживавшей последние дни его матери и как она, держа ее в своих дрожащих, ослабевших руках, смот­рела на нее и приговаривала:

— Ванечка, родной мой сыночек…

И горькие, безутешные слезы из ее старческих глаз па­дали па одеяло…

Так мать прощалась с сыном. Глядя на эту сцену, трудно стало и мне удержаться от слез. Пусть будут про­кляты фашисты, принесшие нам столько горя и страданий!

Проходят годы. А в моем сознании нет-нет да и всплы­вает с какой-то щемящей болью вопрос: правильно ли я тогда поступил, не дав Ване пистолет, когда он просил? Как знать! Ведь Лысикович был смелым человеком и, воз­можно, имея при себе оружие, смог бы защититься. Хотя вряд ли бы он спасся. Но зато дорого бы отдал свою жизнь… И что сталось бы с его матерью и сестрой? Наверняка расстреляли бы в отместку. Да, трудно теперь судить, как могло бы произойти.

Более сорока лет я проработал учителем. Не раз при­ходилось слышать рассуждения некоторых своих коллег, когда они пытались заранее предсказать будущее наших воспитанников: такой-то будет настоящий человек, а из такого-то, мол, ничего хорошего не получится. Размыш­ляя же о своем ученике Ване Лысиковиче, да и не только о нем, хочется возразить: ой, как можно ошибиться в таких предсказаниях!

Большой деревянный дом по улице Плеханова когда-то, еще до революции, принадлежал богатому вла­дельцу. Рядом, через переулок, Борисоглебская церковь, а за ней лестница спускается прямо к Быховскому базару. Это не центр города, но и не окраина. Здесь почти всегда многолюдно, особенно в базарные дни, по воскресеньям и в церковные праздники.

Тут, что называется, под боком у «святого места», и облюбовал себе явочную квартиру Павел Иванович Крисе­вич. Почему именно здесь? А вот почему. Часть этого дома занимала семья коммуниста Дмитрия Девятченка.