Листовки «За Советскую Родину»


По словам Кувшинова, ближайшим помощником его по подполью являлся хирург Марк Онуфриевич Голубцов.

Помнится, Митрофан Андреевич Павлов передал нам просьбу командования 6-й партизанской бригады прислать им хирурга. Я обратился к Макару Павловичу. Он назвал три кандидатуры. Посоветовавшись, мы предложили воен­врачу хирургу Константину Николаевичу Киселеву, кото­рый в это время работал тоже в областной больнице, уйти в партизаны. Киселев согласился. Вскоре Михаил Новиков на своей лошадке увез его, операционную медсестру и хи­рургические инструменты.

Уход Киселева насторожил гитлеровцев, усилилась слежка за врачами и медперсоналом, возросла угроза расстрела за малейшую попытку установить связь с парти­занами. Предатель Степанов остервенело кричал:

— Я разоблачу этих бандитов в белых халатах!

Но никакие угрозы не могли запугать патриотов — около 20 медработников ушли в партизаны, а оставшиеся во главе с Кувшиновым продолжали борьбу с оккупан­тами в городе.

Летом 1942 и зимой 1942/43 года нам пришлось спасать от угона в фашистскую Германию нашу молодежь. Тогда Макар Павлович спас от каторги Таню Карпинскую. И не одну ее. Другие врачи тоже уберегли от беды многих советских граждан. Они выдавали им фиктивные справки о неизлечимых болезнях.

Особенно много сделал Кувшинов по сбору медика­ментов для партизан. Просто диву даешься, как он мог столько их добывать! Часть доставал разными способами из аптек в Могилеве. А иногда под какими-то предлогами ему удавалось ездить в Минск. Там он останавливался на квартире по улице Беломорская, 61 у врача М. И. Мороз — родной сестры его жены — или же по улице Беломор­ская, 90 у Г. К. Строгой — двоюродной сестры моей жены. По рассказам Мороз, Кувшинов собирал медикаменты в Минске, используя свои довоенные знакомства и связи.

Многие лекарства Макар Павлович покупал за свои деньги. Кроме работы в больнице, он принимал людей у себя на дому и, оказывая помощь кому даром, а кому за плату, вырученные деньги расходовал на закупку меди­каментов даже у немцев. Часть вырученных средств пере­давал для нужд нашей организации и материальной под­держки особо нуждавшихся подпольщиков. Так, во второй половине 1942 и в начале 1943 годов я получал от него по нескольку тысяч оккупационных марок ежемесячно.